moskovitza (moskovitza) wrote,

Моя 10-ка лучших фильмов про скинхедов.

22,18 КБ
Молодые герои рабочего класса – пожалуй, самые желанные и самые редкие персонажи мирового кинематографа. Отважные бунтари в тяжелых ботинках, парни бульдожьей породы в дерзко заломленных кепках – как не хватает их и в кино, и в жизни. Впрочем, в наши дни, когда в поисках рабочего класса надо отправляться в Китай, ждать появления новых героев-скинхедов не приходится. Нынешние скинхеды – отблеск славы давно ушедших дней, тщедушные праздные юнцы, занятые сравнением цвета ниток, которыми прошиты задние карманы их индонезийских 501-х и подошвы малазийских мартенсов. Вот почему я решила составить свою 10-ку лучших фильмов о скинхедах – молодых пассионарных представителях рабочего класса:

1 "Большая жизнь"

Вышедший в прокат в 1940 году (6 место - 18.6 млн. зрителей), этот фильм режиссера Леонида Лукова сразу стал классикой кино про скинхедов. Пожалуй, впервые на экране была показана не просто жизнь современного пролетариата, а формирование уникальной субкультуры молодых рабочих. Сейчас трудно представить себе более плодородную среду для зарождения нового стиля жизни, чем шахтерский поселок в Донбассе. Стремительная индустриализация вела к превращению массовых скоплений т.н. «естественных людей» в гнёзда тейлоризма. В таком кипящем котле оказались и двое вольничающих рабочих парней-забулдыг – могучий Харитон Балун и его лучший друг, озорной Ваня Курский (в их ролях легендарные скинхед-иконы Борис Андреев и Петр Алейников). Работа и единение, крепкая мужская дружба и крепко сидящие на коротко стриженых головах мужские кепки, молодецкие проделки под хмельком, гулянья да песни – так на глазах у зрителя Балун и Курский закладывают устои новой субкультуры. Фильм сформировал те идеалы, которым и сейчас стараются следовать традиционные скинхеды. Какой работяга не мечтает повторить пьяный дебош, устроенный Балуном из ревности и обиды на гордую девушку-недотрогу Соню Осипову (трепетная Вера Шершнева)! Но каждый, кто помнит свои корни, прислушается и к горьким, но справедливым словам старейшего шахтера Козодоева (Иван Пельтцер, отец психоделик-королевы Татьяны Пельтцер) о рабочей гордости и чести… В тревожном 1941 году создатели фильма были удостоены Сталинской премии II степени.

2 Большая семья

Семья, корни, истоки - одно из важных понятий в субкультуре традиционных скинхедов. Конечно, пытливый исследователь обычаев рабочего класса Всеволод Кочетов не мог обойти вниманием этот феномен. Именно по его роману «Семья Журбиных» (сценарий Сократа Кара-Дэмур-Вартаняна) маститый Иосиф Хейфиц снял свой очередной шедевр. Действие на этот раз происходит не в шахтерском поселке, а в портовых доках. Доклэндз – чем не идеальная декорация для скинхедской саги. …Три поколения потомственных рабочих-судостроителей живут одной семьей. Всякое случается в ней, и не всегда представители старшего поколения понимают и принимают устремления молодых. На всю семью здесь одна пара подтяжек – и нельзя без слез смотреть, как переходит по наследству этот легендарный знак принадлежности к рабочему классу. От деда Матвея (Сергей Лукьянов) – к отцу Илье Матвеевичу (Борис Андреев), а от него – к сыну Алексею (известный имперсонатор скинов Алексей Баталов). Знаменитое бытописательство Хейфица, его внимание к материальным приметам "working class style" здесь достигает, пожалуй, своего апогея. Авторы картины показывают, что это и есть главное — тот стержень профессиональной гордости, который не дает членам семьи совершать непоправимые поступки. Подтяжки – это якорь, который держит юного скинхеда Алешку: тот ушел из семьи, сменил профессию, потерял любимую девушку и все-таки нашел в себе силы для того, чтобы вернуть свое счастье... Классический Remember your roots!-сюжет и блестящая игра актеров растопили сердца членов жюри Каннского кинофестиваля 1955 года.

3 Запасной игрок

В 1954 году на киностудии «Ленфильм» режиссер Семен Тимошенко снял фильм, который на долгие годы определил основную тему скинхед-кинематографа - Гордость! Как можно быть скином и не гордиться своим происхождением, своей культурой, своим городом и своим заводом! А что переполняет сердце скина чувством гордости за свой завод сильнее, чем победа заводской футбольной команды... Заводская футбольная команда "Синие Стрелы" выходит в финал розыгрыша кубка ВЦСПС и отправляется на теплоходе в Сухуми для встречи с грозным соперником - "Вымпелом". Перед решающим матчем лучший футболист "Синих" Саша Веснушкин впадает в панику – он не верит в силы своих товарищей и требует укрепить команду знаменитыми легионерами. И тогда тренер выставляет на игру вместо Саши его брата Васю – одного из самых активных фанатов «синих» на выездах. Рядовой бут-бой Вася Веснушкин (Георгий Вицин) знает, что позор для скина - хуже самого страшного наказания. И он выходит на поле, чтобы сделать невозможное… Но сюжетная линия картины не исчерпывается футбольным противоборством и фанатскими стычками (хотя материала хватило бы на десять «Фабрик футбола»). После пьяного дебоша Веснушкин-старший будет вынужден участвовать в подпольном турнире по боксу прямо на борту круизного лайнера… И, конечно, зрителя ждут великолепные, запоминающиеся песни композитора Исаака Дунаевского – одного из отцов современной Ой!-музыки. В подаче Дунаевского Ой! стал уникальным сплавом корневого русского регги (классический синкопированный ритм, в котором на два прихлопа приходятся три притопа) и озорного этнического фрейлехса, и на долгие годы определил музыкальные пристрастия скинов. Достаточно вспомнить такие кинематографические Ой!-хиты Дунаевского, как "Ой, боюсь, боюсь, отстану, ой, боюсь, не долечу!" («Светлый путь»), «Ой, вы кони, вы кони стальные, боевые друзья-трактора!" ("Богатая невеста») и «Ой, цветет калина!» («Кубанские казаки»).

4 Сын

…На дворе 1955 год и занятия в школе недавно закончились. Девятиклассник Андрей Горяев (Леонид Харитонов, в том же году сыгравший еще и знаменитого Ивана Бровкина) — стриженный «под ёжик» московский мальчишка, никогда не снимающий кепку и до смерти боящийся своего деспотичного отца. И вот озлобленный, неприкаянный мальчишка совершает свой первый в жизни хулиганский поступок, еще неловкий, но уже чреватый уголовной ответственностью. Благодаря сердобольности свидетельницы, Андрея отпускают из отделения милиции, и перед ним открывается новая жизнь. Решительно поссорившись с отцом, парень уходит из дома и отправляется в скитания по Москве. В своем режиссерском дебюте великий Юрий Озеров (создатель бессмертной эпопеи «Освобождение») опирается на наработанный в документальном кино опыт - юный Горяев сперва попадает в сомнительную компанию цирковых актеров, которые готовятся использовать его втихую. Но, убежав от алчного циркового администратора Кондратьева (мхатовский старик Алексей Грибов) и отказавшись от сомнительных предложений акробатки Шурочки (прелестная Роза Макагонова), парень случайно попадает на стройку... И куда – прямо на 21-ый участок, где профоргом – сама Тамара (восхитительная Надежда Румянцева). Бригада молодых рабочих-скинхедов принимает Андрея как своего. Со своими новыми друзьями он открывает мир вечеринок, стильной одежды и обуви. Здесь Андрей впервые оденет клетчатую байковую рубашку и запачканные маслом штаны из чертовой кожи. Здесь он повстречает настоящего друга - молодого рабочего Шибыкина (Павел Винник). Приближается обряд посвящения Андрея, который будет означать для него прощание с детской чистотой и невинностью и незабываемый жизненный опыт…Восхищенное жюри Венецианского фестиваля наградило картину дипломом, а в премьерном прокате ее посмотрело 28.72 млн. зрителей.

5 Наш двор

Новоиспеченный каннский лауреат Резо Чхеидзе (его блестящий дебют 1955 года «Лурджа Магданы» получил, кажется, все возможные призы) не стал почивать на лаврах, а выпустил на экраны новую ленту – на этот раз лирическую драму о жизни молодых смуглокожих рудиз (rude boys) с колониальных окраин. Юные рудиз - Дато, Шалва и Важа (незабываемые роли Георгия Шенгелая, Нодара Пиранишвили и Гоши Абашидзе) живут в одном доме одного из тбилисских дворов. Они только что закончили школу - и, как у всех семнадцатилетних тбилисцев, у них нет никакого желания расставаться с беспечной юностью и заниматься физическим или умственным трудом. Своеобразная униформа кавказских рудиз (черные костюмы, черные узкие и укороченные брюки, черные легкие мокасины с белыми носками, темные очки, белые рубашки) была весьма заметна не только на улицах и танцплощадках их родных селений. Вместе с мандариновыми караванами стиль жизни и музыка рудиз (в первую очередь, уникальный грузинский даб) проникла и в метрополию, плавильный котел которой и породил уникальную субкультуру традиционных скинхедов… Теперь, когда реальное материальное производство исчезает из нашей жизни, становится актуальной дискуссия о том, могут ли скинхеды существовать вне рабочего класса. Между тем, в традиционных обществах пространства тяжелого ручного труда всегда были непристойными, надежно скрытыми от глаз случайного наблюдателя. Рудиз (подручные знаменитых кавказских подпольных цеховиков), стоявшие у истоков традиционной культуры скинхедов, теперь – спустя полвека – воспринимаются как провозвестники новой – постиндустриальной ипостаси скинов. Движение становится чистой торговой маркой, которая означает лишь культурный опыт, связанный с определенным стилем жизни. А тогда – полвека назад - фильм произвел фурор на Международном кинофестивале, проходившем в Москве в рамках Всемирного фестиваля молодежи и студентов. А миллионы девчонок стали подражать героине отважной дебютантки Софико Чаурели - прелестной Цицино…

6 Весна на Заречной улице

Фильм Феликса Миронера и Марлена Хуциева - гимн новомодному стилю жизни рабочей молодежи. И главная удача картины – это, несомненно, ее главный герой – лихой и самоуверенный сталевар Саша Савченко, самый известный скинхед мирового кино. Для притягательного Николая Рыбникова этот образ скина не был ни первым (он уже успел сняться в кэшлз/саппорт-боевиках "Команда с нашей улицы" и «Запасной игрок»), ни последним (впереди – яркая роль в «Высоте»). Пиво, девки, драки! – вот девиз Савченко и его коротко стриженых дружков в кепках. Дни напролет торчат парни в стильных «кромби» из толстого сукна у пивного ларька тети Маши недалеко от проходной металлургического комбината. По вечерам Саша с друзьями бухает в общаге, поет под гитару новомодные песни, бьет бутылки и слоняется по грязным плохо освещенным улицам с местными жабами, отдавая предпочтение дочке тети Маши. При этом Саша, естественно, гордится своим заводом и является передовиком производства, но не имеет несвойственных скинхеду амбиций типа стать мастером, инженером и т.п. Савченко свободен распоряжаться собой, своей жизнью, как душе угодно. Не это ли и есть высшая форма независимости и свободы – свобода скинхеда! "Я не хочу судьбу иную, и ни на что б не променял ту заводскую проходную, что в люди вывела меня" – поет Саша. Чтобы зритель яснее почувствовал вкус этой свободы, режиссеры устраивают для Савченко ловушку – скинхед влюбляется против своей воли в новую учительницу вечерней школы рабочей молодежи Татьяну Сергеевну Левченко (загадочная Нина Иванова). Высокомерное и хамское поведение Левченко, ее шаблонные реакции образованной дамочки выводят Сашу из себя, но он ничего не может поделать со своим чувством. К счастью, у этого затянувшегося эпизода на тему «и скинхеды любить умеют», немного портящего цельное впечатление от картины, открытый конец. Зрителю остается надеяться, что Савченко пошел дальше своим путем скинхеда, ведь, как говорит он сам на экзамене: "Многоточие ставится в конце предложения или целого рассказа, когда он не закончен, и многое осталось впереди". Усилия авторов картины были отмечены бронзовой медалью МКФ в Москве-57 (в рамках Всемирного фестиваля молодежи и студентов), а истории о похождении скинхедов в школах рабочей молодежи заполонили экран (нельзя не вспомнить такие образчики ШРМ-трэша как «Большая перемена» Алексея Коренева или «Каждый вечер после работы» Константина Ершова).

7 Высота.

В этой картине, снятой маститым Александром Зархи в 1957 году, впервые языком кино была рассказана история настоящей скингёрл. Боевая блондинка Катерина (блистательная Инна Макарова) работает на строительстве сталелитейного завода в небольшом городке. Перед зрителем предстает белокурая красавица, которая знает цену рабочей копейке и умеет распорядиться своей честно заработанной свободой. Катерина очень много курит, одеваться предпочитает в куртку с масляными пятнами и простую кепку, но в свет выходит в разноцветных приталенных костюмах из переливающейся подкладочной ткани, ведет себя вызывающе, любит легкую жизнь и не состоит в комсомоле. Классический образ аполитичной тру-скин-гёрл конца 50-х годов прошлого века! И тут на строительный объект прибывает бригада монтажников-высотников во главе с Мыколой Пасечником (уже известный Николай Рыбников) - одаренным верхолазом, ударником социалистического труда. Николай подсознательно тяготеет к субкультуре скинов – он обладает веселым нравом и подходом к работе и не жалуется на недостаток внимания со стороны женщин – но его чувство стиля еще дремлет. Привыкший к легким победам Николай, поначалу увидевший в озорной и задиристой Кате очередное «надкусанное яблочко» (так аттестует Катю подонок Хаенко (Леонид Чубаров)), впервые сталкивается с девушкой, которая насмешливо отвергает его ухаживания. Да, именно Катя открывает Пасчнику ту простую мысль, что он не просто продает свою рабочую силу, но выкупает свою свободу, а – значит – просто обязан распорядиться ею в соответствии с нравственными принципами скинхедов – передового отряда рабочего класса. Сила Катиной личности вырывает из унылого плена мелкобуржуазного адюльтера врача Машу (Марина Стриженова). Маша, убедившись в низости, трусости и карьеризме своего мужа - начальника монтажного управления Дерябина (Василий Макаров), не раздумывая, бросается в объятия прораба строящейся домны Константина Токмакова (Геннадий Карнович-Валуа). Первые зрители картины (24,8 миллиона только в премьерном году) надеялись, что героине нового времени – блистательной скингёрл Катерине - удастся обратить в бегство бесконечную вереницу экранных гоп-гёрлз с их флагманом Людмилой Гурченко. Увы, чудес не бывает даже в кино…

8 Неподдающиеся

Талантливому режиссеру Юрию Чулюкину в этой картине удалось передать волнующий дух 1959 года – несомненного пика субкультуры скинхедов. Молодые рабочие Толя Грачкин и Витя Громобоев (Юрий Белов и Алексей Кожевников) ведут традиционный образ жизни скинхедов – обычной рабочей молодежи с пролетарских окраин больших промышленных городов. Их не интересует политика, не интересует карьера, не интересуют деньги и борьба за выживание. Главное для Грачкина и Громобоева – это их жизнь, в которой должно быть как можно больше места для коротких стрижек, тяжелых ботинок, клетчатых ковбоек, пива и девок с танцплощадки. Эти безответственные, легкомысленные, ненадежные весельчаки – воплощение легендарного Spirit of ’59 (именно так – действительный апогей субкультуры скинов случился на 10 лет раньше, чем его заметило западное общество потребления) - даже получили почетное прозвище "неподдающиеся", так как заводские бонзы ничего не могут с ними поделать. Когда директору завода Барышеву и мастеру цеха Ватагину надоело слушать, как неподдающиеся выстукивают тяжелыми ботинками мунстомп под одобрительные возгласы скинхеда Клячкина (Юрий Никулин с грустным и добрым – как у Рассела Кроу в Romper Stomper – взглядом), они направили на перевоспитание скинхедов ответственную комсомолку Надю Берестову (визитная карточка многих скин-фильмов Надежда Румянцева). Засучив рукава, девушка берется за дело: водит весельчаков на лекции об обитателях морского дна, читает им роман Гончарова "Обломов", отучает друзей пить и курить. Но Грачкин и Громобоев не собираются с головой уходить в новомодный «стрэйт эдж». Верность традиции и консерватизм – вот незыблемые опоры для каждого скина. Не случайно на Всесоюзном кинофестивале в Минске в 1960 году фильм получил первую премию, а Юрию Белову была вручена вторая премия за лучшее исполнение мужской роли.

9 Наш дом

Многим фильмам Василия Маркеловича Пронина суждена была долгая жизнь. Но самым любимым останется этот – снятая в 1965 году на «Мосфильме» скинхедская сага «Мой дом». Это пронзительный рассказ о том, как субкультура скинхедов размывается, теряет свои корни и исчезает под напором постиндустриального общества. И даже такой институт как семья – традиционная опора движения скинхедов – не может ничего противопоставить этому процессу. А семья у старого рабочего скинхеда Ивана Ивановича Иванова немаленькая – жена Мария Иванова (легендарная Нина Сазонова), ее брат - выживший из ума дядя Коля (Иван «Ефрейторская складка» Лапиков), да четверо сыновей - Николай, Володя, Дима и Серёжа (в их ролях – молодежные идолы Вадим Бероев, Алексей Локтев, Геннадий Бортников и юный Саша Сесин). Зрителю понятны и привычны трудовые будни обычной московской рабочей семьи, ведь семейные ценности скинхедов стали излюбленной темой в искусстве – от «Семьи Журбиных» Кочетова до песни Our House британского коллектива The Madness, несомненно, написанной под влиянием пронинского эпоса. Но вот настало время, когда сыновья должны уходить из семьи в большую самостоятельную жизнь. Вот тут-то и выясняется, что рабочие традиции старого скинхеда Иванова продолжать никто не собирается – ни ироничный шутник Николай, ни самолюбивый Володя, ни впечатлительный Дима (решивший стать пианистом), ни даже маленький сынишка Сережа (тот вообще написал в школьном сочинении, что хочет быть парикмахером). Больно смотреть, как старшие сыновья предают даже стиль скинхедов, намотав шарфы «Берберри» (этот уход в гоп-культуру Пронин предвидел за сорок лет до английских чавов и модельера бухинника). Это, конечно, не может не вызывать у старика Иванова гнев и отчаяние. Но что делать, ведь у каждого движения есть начало и конец… Пройдет тридцать лет, и макГуигановская муха, залетев в опустевший с уходом детей родительский дом, увидит, как Иван Иванович разводит в стороны руки с горделивыми подтяжками, брюки спускаются на пол, и Мария Ивановна пристраивается к супругу сзади с пожелтевшим от времени, видавшим виды страпоном. А старый скинхед Иванов, покряхтывая, глядит на фотографию своей заводской футбольной команды и вспоминает о лучших временах…

10 Любимая.

Мир строителей социального жилья, футбольных фанатов, участников жестоких городских разборок… Юная выпускница школы Ирочка Егорова (прелестная Александра Назарова) ничего не знала об этом параллельном – прекрасном и яростном - мире. Сироте, пригретой строгим дядей Иваном Егоровичем и его женой Ниной Петровной, предстояло – как и многим ее сверстницам – поступить в институт и искать свое счастье среди представителей творческой интеллигенции. На телестудии во время передачи о выпускниках школ за Ирочкой начал ухлестывать телерепортер Ростик. Но псевдо-молодежные разговоры о призвании и выборе профессии не устраивают Иру, ей хочется чего-то большего. И тогда она знакомится с молодым и привлекательным рабочим-строителем Володей Левадовым (Виталий Соломин). На дворе стоит 1965 год, и у Володи тоже не все просто в жизни. Он старается много пить и вести легкомысленный образ жизни скинхеда, но… Володя вынужден жить в доме своего коварного бригадира Бляхина и поддерживать близкие отношения с его племянницей – красавицей Софьей (восхитительная Светлана Дружинина, будущая мать гардемаринов). Ира, проникнувшись субкультурой скинхедов, просит Володю устроить ее на работу и становится маляром в бригаде Бляхина. И тут страшный новый мир, в котором труд больше не является лиотаровским пространством наслаждения рабочего класса, начинает засасывать героев в свои воронки. Володя не может вырваться из мелкобуржуазной ловушки, расставленной Бляхиным и Софьей. Иру пытается соблазнить и овладеть ею развязный стиляга Ростик. Юные скинхеды остаются один на один с набирающей силу контркультурой 60-х. Из всех щелей наружу лезут т.н. «шестидесятники». Это хохочущие над идеалами скинхедов и бормочущие что-то невнятное о постиндустриальном и бесклассовом обществе многочисленные артуры воздвиженские и новеллы капарулины, как будто сошедшие со страниц короля кэмпа Ивана Шевцова. Куда бежать? Режисер этой пронзительной ленты Ричард Викторов, понимая бесполезность борьбы, уйдет в воображаемый мир сай-фай, создав немеркнущие образчики жанра космооперы («Москва-Кассиопея», «Через тернии к звездам», «Отроки во вселенной»). А скинхеды – коротко стриженные горделивые герои рабочего класса - просто уйдут со сцены, подволакивая уставшие ноги в тяжелых скороходовских гавнодавах. И даже короткий всплеск субкультуры, случившийся в Англии в 1969-73 годах, не сможет ничего изменить в судьбе движения.

Такова моя 10-ка лучших фильмов о скинхедах, фильмов, сохранивших дух 59 года – времени расцвета субкультуры традиционных скинов. А какие фильмы о скинхедах нравятся вам? Было бы интересно узнать.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 128 comments
Previous
← Ctrl← Alt
Next
Ctrl →Alt →
Previous
← Ctrl← Alt
Next
Ctrl →Alt →