moskovitza (moskovitza) wrote,
moskovitza
moskovitza

“Director Who” Fever: Monsters Within – 1

30.39 КБ

«Диспетчер, доложите данные по 5-ому за сутки, - кричит в телефонную трубку прикованный к больничной койке очередным инфарктом директор Ярского металлургического комбината (вельможный Игорь Горбачев), и, услышав на другом конце провода недоуменное «Ахтоэтахаварит?», отвечает с хитрецой в глазу в полоборота к зрителю: - Кто-кто, Директор Кто! Да-да, говорит директор завода!». Создатели эпизода «Старые долги», вышедшего на экран в январе 1981 года, отметили этой невинной шуткой 20-тилетие научно-фантастического сериала «Директор Кто», одного из самых успешных и самых продолжительных в истории жанра. Более четверти века загадочный Директор путешествовал во множестве обличий по фантастической мультивселенной Небесного СССР, неожиданно появляясь на очередном промышленном предприятии, оставленном благосклонностью красных богов и утратившем способность эффектно растрачивать сырье и рабочую силу в индустриальном потлаче, чтобы – с помощью случайно встреченной Спутницы – исправить там всё и вновь отправиться в свой бесконечный одинокий путь во времени и пространстве.

43.83 КБ История сериала, которую принято делить на два примерно равных по продолжительности этапа – эру классического «Директора Кто» (CDW, 1961-1973) и 14 Больших сезонов (BS, 1973-1987), началась в 1961 году с легендарного эпизода «Битва в пути» (CDW-01), в котором зрители познакомились с Первым Директором (Михаил Ульянов, сохранивший верность своему герою на долгие годы), под видом нового главного инженера приехавшим на загибающийся Челябинский «тракторный» завод, и его Первой Спутницей (Наталья Фатеева, еще один талисман сериала). Режиссер Захар Аграненко задумывал в 1960 году «Битву в пути» именно как начало сериала с новаторским для того времени вертикальным программированием - фильм должен был выйти в прокат в двух самостоятельных сериях со значительным разрывом во времени их производства и сдачи. После скоропостижной кончины Аграненко во время натурных съемок в Харькове от этих планов решено было отказаться, однако даже в «классическом» варианте (картину доснимал Владимир Басов) фильм содержит все черты зарождающегося «директорского» канона, сделавшие сериал по-настоящему востребованным… «Что за Зверя везу я к себе на завод? - думает опытный руководитель «сталинской закалки» Вальган, поглядывая на прикорнувшего в пути нового главного инженера. Заводские рабочие, в отличие от своего начальника, сразу распознают этого Зверя: едва переступив порог кузнечного цеха, инженер Бахерев получает прозвище «вихрастый Бегемот». Из вихря говорил Иегова о созданном им в Пятый день Бегемоте – одном невообрaзимом Звере, вмещающем многих («бегемот» – множественное число от древнееврейского «б’ахема», созвучного фамилии инженера), которому надлежит располагаться в необитаемой Пустыне, лежащей к Востоку от Рая. Бесконечное множество земных воплощений бессмертного Директора – это Зверiе Пятого дня, представители енохианской преадамитской расы, поставленные Смотрящими за ледяной Пустыней Русского мира, призванные защитить ее в последний час от козней Левиафана.



Парторг и Оставленность

35.08 КБ...К середине 50-х годов «промышленность» СССР, созданная с нуля под ключ в ходе т.н. «сталинской индустриализации» американскими проектировщиками, инженерами и квалифицированными рабочими по заданию английских криптоколониальных властей для ускоренной накачки советской кочевой машины войны, вступила в период «оставленности». Потерявшее интерес к отработанному проекту атлантистское начальство ушло за железный занавес, и советский народ остался в растерянном одиночестве на стапелях гигантских цехов многочисленных «тракторных» заводов, напоминающих потерпевшие крушение и покинутые экипажем космические корабли. Какое-то недолгое время вдохнуть жизнь в эти киберпанковские декорации «промышленного производства» при помощи большевистских магических ритуалов пытался Парторг - уходящая фигура советской мифологии, но без табуированных с недавних пор (после «разоблачения» красной магии ХХ съездом КПСС) кровавых обрядов прошлого и масштабных строительных жертв, характерных для гидравлических цивилизаций, у него мало что получалось. Еще недавно Парторг был главным шаманом на индустриальном празднике потлача, идеологом магического сознания, являющегося русским типом т.н. «здравого смысла». Именно Парторгу пришлось первым столкнуться с принципиальным и невосполнимым отсутствием трансцендентных мотиваций у наскоро сконструированного в результате насильственной урбанизации и индустриализации «рабочего», понимающего трудовой процесс как бессмысленную жертву, как принуждение к преодолению заведомо непреодолимых препятствий, приносящее безрадостную смерть (пророк русского карго Николай Федоров неоднократно указывал, что у русских нет привязанности к ремеслу, нет ремесленной или цеховой гордости, а идолопоклонство перед мануфактурной промышленностью навязано русскому народу английской цивилизацией). И именно Парторг нашел кажущийся выход из этой ситуации, трансцендировав убогую реальность бесконечного трудового долга через призму чуда, переосмыслив репрессивный трудовой процесс по единственно понятной русским кочевникам-анимистам модели войны. Из рутинного повседневного усилия, каким виделся труд криптоколониальному начальству, он превратился в «трудовой подвиг», победу боевой магии над калькулируемой рациональностью. Первый эпизод «Директора» не случайно назван «Битва в пути» - это несомненное прощание с фантомами труда как номадического героизма, с попытками компенсировать травму индустриализации при помощи многократно тиражируемого «стахановского» чуда. И хотя в «Директоре Кто» можно встретить множество отсылок к военно-партийной магии (о них напоминает, например, название одного из популярных эпизодов - «Обретешь в бою» (BS02e17), или слова юродивого секретаря парткома КАМАЗа: «А ведь людей у нас 250 тысяч –это даже не армия, это фронт!» («Коней на переправе не меняют» (BS09e02)), Парторг в сериале уже оттеснен на периферию сюжета. Теперь это вышедший в тираж бюрократ с бегающими глазками, едва прикрывающий угодливым словоблудием раздвоенность сознания (в эпизоде «Здесь наш дом» (BS01e08) секретарь парткома, пытающийся занять принципиальную позицию по отношению к новому Директору, говорит: «Мы все тут люди свои, и я вам скажу откровенно — мы осуждаем Чешкова, но мы и поддерживаем его»). На смену ему из ниоткуда («со стороны», как в знаменитом эпизоде по сценарию одного из создателей «директорского» стиля Игнатия Дворецкого (BS01e03), или даже «с другой стороны» (CDW-42)) приходит новый Директор – герой, которого ждали...

Директор и Пустота

32.25 КБ «Классический» Директор пытается привнести в имманентную репрессивность русского трудового процесса управленческую рациональность, вселить в изнемогающих от психотравмы индустриального труда и погрязших в суевериях рабочих уверенность в том, что враждебную русскому уму производственную стихию можно обуздать при помощи чудес «научно-технического прогресса». Жесткого, рационального, с гиперразвитым ЧСВ (как у героя Евгения Евстигнеева в популярном эпизоде «Никогда» (CDW-05)) Директора подчиненные за глаза называют обидным словом «технократ» (такая кличка прилепилась, например, к главному инженеру металлургического завода в эпизоде «От зимы до зимы» (BS09e17), делающему все «согласно научно-технических норм») за его намерение любой ценой потревожить незыблемые основы органической архаики и, осуществив зловещий эксперимент по научной организации труда, превратить завод в «коллектив, управляемый кнопкой» (как предлагает главный инженер Северной АЭС (Игорь Горбачев, входящий в первую десятку исполнителей роли Директора) в эпизоде «Активная зона» (BS10e15)). Спутницы, обычно имеющие на Директора матримониальные виды, зовут его «металлическим» («В одну-единственную жизнь» (BS13e21) по сценарию Альберта Путинцева, бессменного - на протяжении всех Больших сезонов - директора студии Довженко) или «железным мужиком»: «В тебе кроме металла ничего нет, - говорит спутница Директору из эпизода «Однокашники» (BS06e05) по сценарию одного из самых плодовитых авторов сериала Иосифа Герасимова, - Иногда мне кажется, постучать по тебе – зазвенишь». Железный Директор – это адепт синкретического культа Чорного Ленина, бюст которого, занимающий видное место в директорском кабинете, кочует за ним из эпизода в эпизод (Чорный Ленин – инициированный в Шушенском бог умаления света Шу, хранитель русской шуньяты, властелин Пустоты, находящийся в священном и тонком альянсе с духом Бегемота, витающим над ледяной Пустыней к Востоку от Рая).

Анимизм

35.34 КБ Воспаленному воображению рабочего люда – недавних крестьян, обреченных «индустриализацией» на выкупное существование в мороке поточного производства - завод представляется живым монстром, пульсирующим сгустком мыслящей органики. «Производство - организм сложный, то одно место болит, то другое, – жалуется в эпизоде «Обычный месяц» (BS04e10) пожилой руководитель внезапно появившемуся на предприятии новому главному инженеру (Кирилл Лавров, по праву считающийся Вторым Директором сериала, в сопровождении Первой Спутницы - Натальи Фатеевой в традиционной роли заводского экономиста с несложившейся личной жизнью), - Заводик у меня небольшой, а управление триста человек: урод какой-то, огромная голова при малом теле». «Завод – живой организм», - пугает прибывших на отстающее предприятие инженеров-социологов еще один пожилой ретроград, сторонник органической теории производства, в эпизоде «Собственное мнение» (BS05e09). «Прокатный стан, он же только для прохожих кучей железа прикидывается, а для нас он живой, знаете ли, с норовом», - убеждает инженера, намеревающегося автоматизировать производство на уральском заводе (один из популярных имперсонаторов Директора Леонид Дьячков в компании не менее известной Спутницы Директора Татьяны Лавровой, играющей заводского дизайнера в поисках простого женского счастья), опытный Мастер в эпизоде «Середина жизни» (BS04e25) по пьесе уральского самородка Геннадия Бокарева, быстро выдвинувшегося в середине 70-х годов на позиции регионального шоураннера сериала (став в 1974 году главным редактором и художественным руководителем Свердловской киностудии, Бокарев с видимым удовольствием принялся включать в производственный план картины по собственным «директорским» сценариям).

Мастер

43.85 КБ Именно Мастер – убежденный анимист, персонифицирующий орудия труда, сжившийся со своим трофейным станком, непрерывно «пидорасящий» его до блеска протирочной ветошью, не верящий в НТП и НОТ, становится основным антагонистом Директора. (В 1967 году сериальный Мастер-умелец, работающий исключительно сердцем, не берущий в голову научные заморочки, стал еще и прообразом Государственного знака качества СССР - пиктограммы человека без головы с разведенными в стороны руками). «Он Мастер, его весь завод знает, он очень чисто катает! – говорят рабочие про своего кумира в эпизоде «Середина жизни», - Работает как Мастер, а не как машина». Мастер понимает, что эксперименты Директора могут лишить его не мифической «радости ручного творческого труда», а общинного авторитета, и потому принимает появление «технократа» в штыки: «Стоило ему приехать, и все началось, - ворчит брутальный Мастер в эпизоде «Обычный месяц», - Эх, а ведь столько лет прожили!»... Создатели конкурирующего с «Директором Кто» аналогичного сериала британского телевидения не смогли не позаимствовать удачную находку советских коллег, назвав Мастером (The Master) заклятого врага главного героя; впрочем, этот персонаж впервые появился на английских телеэкранах лишь в 1971 году – к этому времени Мастер из «Директора Кто» уже основательно обжился в сериале, став сюжетным генератором ее многочисленных филлеров – полюбившихся зрителю эпизодов «директор-лайт», описывающих посадскую рабочую субкультуру «изнутри», а не остраненным взглядом Директора – пришельца «со стороны».

Председатель (Вампирская сага)

17.43 КБ Разумеется, у серий «директор-лайт» было и еще одно – организационное - назначение: они позволяли режиссерам и актерам, постоянно задействованным в съемках «Директора Кто», освободить время для участия в параллельно разворачивавшемся и тесно связанном с «Директором» сериальном проекте – Вампирской колхозной саге, главный герой которой - загадочный Председатель, - победив помещиков-кровососов и кулаков-кровопийц, посвящал остаток своей жизни борьбе с самими основами репрессивной агрикультуры - этого вечного проклятия Русского мира. Колхозный сериал, в котором Председателю, планомерно уничтожающему последние чахлые агробиоценозы, противостоят зловещие тени, вышедшие на кровавую жатву под лозунгом «Ночь работе не помеха», стал одним из первых в мировой культуре описаний сельского хозяйства как унизительного результата палеоконтакта с космическими вампирами, носителями медной (голубой) крови, навязавшими человеку бессмысленный «зерновой выбор». Сага о Председателе – это рассказ о примордиальной травме, полученной некогда вольными охотниками и гордыми собирателями Русского мира, закрепощенными и опрокинутыми в рациональный ад земледелия, переставшими отмерять пустынное пространство кочевыми циклами и ввергнутыми в линейное «историческое» время. С отгораживанием от рационализма как тотальной воображаемой компенсацией этой травмы – и ее отдаленными последствиями, вызванными шоком от насильственной урбанизации – и приходится иметь дело Директору. В вампирской сериальной линейке начинал один из ведущих режиссеров «Директора» Виктор Трегубович («Знойный июль»), там снимались популярные имперсонаторы Директора Ульянов («Председатель» Алексея Салтыкова – еще одного режиссера «директорской» обоймы) и Лавров («С юбилеем подождем»). Когда сериал «Директор Кто» готовился отметить свое первое десятилетие, стало ясно, что невозможно развивать и поддерживать его успех, обходясь такими полумерами как эпизоды-филлеры. Результатом решительной перестройки организационных принципов работы над сериалом стали 14 Больших сезонов (1973-1987, более 300 эпизодов - в 6 раз больше, чем в «классическую» эру), сделавших «Директора Кто» недосягаемым для конкурентов образцом бесконечной научно-фантастической оперы.

Ребут франшизы

27.37 КБ Идеологами суперуспешной перезагрузки «Директора Кто» выступили два новых энергичных руководителя крупнейших продюсерских компаний СССР – Госкино и Гостелерадио. Заступивший в 1970 году на пост председателя Гостелерадио Сергей Георгиевич Лапин, сменивший участника шелепинского заговора Месяцева, хорошо понимал, что сериальная культура должна работать с перераспределением зрительского внимания. Необходимо было сокращать продолжительность серий до времени, которое зритель готов потратить на просмотр одного эпизода, и, одновременно, наращивать число эпизодов, таким образом, увеличивая общее время потребления сериальной продукции. На такую схему можно было перейти, только переведя большую часть «Директора Кто» в телевизионный формат, но продолжая при этом использовать для съемок производственные мощности и инфраструктуру киностудий. 22 августа 1972 года ЦК КПСС принял долгожданное постановление "О мерах по дальнейшему развитию советской кинематографии", в котором прямо говорилось, что важной задачей киностудий является создание художественных фильмов по заказу телевидения. В тот же день председателем Госкино СССР был назначен Филипп Тимофеевич Ермаш. Так у «Директора Кто» появились два мощных шоураннера, определивших стиль сериала на три пятилетки вперед.

Холивар шоураннеров

Большие сезоны «Директора» сопровождал ожесточенный фанатский холивар на тему: какой шоураннер лучше – Лапин или ФТЕ. Сами продюсеры - по законам шоубизнеса - охотно подливали масла в огонь, распространяя слухи о взаимной лютой ненависти, имитируя служебное соперничество, доходящее до контрпрограммирования, и обмениваясь шутками личного свойства. Лапин страдал тяжелой формой барбафобии, не допуская появления на телевизионном экране мужчин с бородами. Зная об этом, ФТЕ в каждый эпизод «Директора Кто», особенно в снимаемый по квоте Госкино, закладывал идиотский гэг с бородой. Тараном ФТЕ был бородатый режиссер «Ленфильма» Трегубович (в эпизоде «Обратная связь» (BS05e11) он появляется в режиссерском камео в роли дорожного мастера Кроля - единственного бородача среди исполнителей). В эпизоде «Ответная мера» (BS03e15) Директор нового уральского трубного завода (популярный Директор Петр Шелохонов в сопровождении Первой Спутницы Натальи Фатеевой), отлавливает на стройплощадке бородатого сварщика со словами: «Бриться надо по технике безопасности!». В эпизоде «Личная жизнь директора» (BS09e15) Директор целлюлозно-бумажного комбината «Северный» (Валерий Приемыхов - с непременной Натальей Фатеевой в роли взбалмошной Спутницы) подтрунивает над молодым инженером: «Мне бы твою бороду и твоих 30 лет. Бородатых любят!». «А чего ж такой заросший, – придирается к маляру бесноватый парторг строительства КАМАЗа в эпизоде «Коней на переправе не меняют», - Ишь, модничает, бороду отпустил!», а Директор стройки (сановный Георгий Марков, в спутницы которому отрядили еще не утратившую пышности форм Наталью Андрейченко) отшучивается: «Ну, это причина уважительная!». Понятно, что разыгрывая карту лапинской барбафобии, ФТЕ преследовал не только личные, но и корпоративные цели. Известно, что Лапин требовал немедленно ставить в телевизионный эфир все новые эпизоды сериала, снятые по плану Госкино, а ФТЕ настаивал на эксклюзивном двухлетнем кинопрокате, позволяющем картине полностью окупиться. Появление на экране бороды вполне могло привести к отсрочке телевизионного показа нового эпизода.

Иногда, если Лапину не удавалось заполучить для телепоказа новый желанный кино-эпизод, он отдавал указание быстро отснять и поставить в эфир его «облегченную» телевизионную версию - так в холиваре фанатов «DW» появилась еще одна дисциплина: чей вариант эпизода лучше. Опережая на несколько месяцев всесоюзную кинопремьеру эпизода «Здесь наш дом» по пьесе Дворецкого «Человек со стороны», Лапин врезает в сетку вещания фильм-спектакль театра на Малой Бронной, поставленный по той же пьесе Анатолием Эфросом (к радости фанатов, которые получили возможность «в прямом эфире» сравнить животный магнетизм и опыт голой жизни, привнесенный в кинематографический образ Директора Владимиром Заманским, с необычной для театральных подмостков сдержанной элегантностью, с которой играет своего Директора Анатолий Грачёв; в битве Спутниц эффектная Ирина Мирошниченко, разумеется, на голову разбила Аллу Антоненко, бородавчатую, как ее заморская коллега Кэтрин Тейт).

Бригадир

35.42 КБ На знаменитый клаустрофобический киноэпизод «Премия» (BS03e01) Лапин отвечает дуплетом: спустя полгода после кинопремьеры - в дни работы XXV съезда КПСС – на телеэкран выходит спектакль «Протокол одного заседания» (BS03e11) по той же пьесе Гельмана, наскоро снятый прямо в зрительном зале ленинградского БДТ, а еще через год - сварганенная в студийной выгородке творческого объединения «Экран» телевизионная версия МХАТовского спектакля «Заседание парткома» (BS05e02). Главным героем всех трех версий является Бригадир (в исполнении Евгения Леонова, Анатолия Пустохина и Олега Ефремова соответственно): еще один непременный – со времен «классического» «Директора Кто» - участник саги, своенравный и прямолинейный, но, в отличие от Мастера, готовый поддержать Директора в его новаторских начинаниях, хотя и не доверяющий его научному подходу. Бригадира не интересуют ни периферийные нормализаторские стратегии Директора-технократа, ни идеалистическая социализация (общинный авторитет) Мастера-анимиста. Бригадир – в отличие от Директора – видит ситуацию изнутри и понимает, что привнесенная Директором управленческая рациональность фантомальна, что она лишь претендует на описание производства как якобы калькулируемого (по атлантистскому образцу) типа материальной организации производственного процесса. Из этой ситуации Бригадир – убежденный сторонник «либерманизации» экономики с ее лозунгом «План, прибыль, премия» - намеревается извлечь материальную выгоду для себя и своей бригады. Интересно, что недолгий век либерманизма - Общесоюзная экономическая дискуссия 1962—1964 годов и Золотая пятилетка 1965-1970 годов – полностью совпал с эрой «классического Директора», но не нашел в ней практически никакого отражения (исключение составляет эпизод «Льды уходят в океан» по одноименному роману Петра Лебеденко (CDW-36), удостоившийся ремейка в первом же Большом сезоне под названием «Товарищ бригада» (BS01e07) – недвусмысленное предостережение прожектерам, вознамерившимся встроить знаковую систему т.н. «рынка» в русский символический обмен). Образ Бригадира, тщетно мечтающего об индивидуальных гибких схемах поощрения, – пожалуй, единственный сериальный отголосок этой реформы, от которой к 1971 году, по словам Косыгина, сказанным в беседе со Штроугалом, «ничего не осталось»... Конкуренты с ВВС включили Бригадира (The Brigadier) в число героев своей версии «DW» на пике либерманизации - в 1968 году, но ему не удалось достичь такой же популярности, как его советскому коллеге – в 1976 году отважный солдафон был отправлен в отставку.

Медиа-экспансия

Против эпизода «Собственное мнение», премьерный кинопоказ которого состоялся 28 октября 1977 года, Лапин незамедлительно выставляет телеспектакль по той же пьесе Валентина Черных «День приезда - день отъезда» (BS05e23) в постановке театра имени Моссовета. Это, пожалуй, классический пример эпик-фейла в истории лапинского контрпрограммирования: киношный профи-тяжеловес Юлий Карасик ритмичным монтажом и звездным кастингом (расцветающая красота Прокловой, зрелая женственность Чурсиной и надежность Меньшова) отправил в нокаут свинцово-медлительную местечковую театральную самодеятельность Хомского и Завадского с тошнотворной Ией Саввиной (одной из самых чудовищных Спутниц директора, запомнившейся зрителю в роли новой компаньонки Владимира Заманского в эпизоде с неслучайным названием «Чужая» (Alien, BS06e17)), лупоглазой дебютанткой Наумкиной и запинающимся от тоски Тараторкиным.

Разумеется, фильмы-спектакли были не только частью игры в контрпрограммирование – медиа-срача, призванного привлечь внимание к сериалу. Шоураннеры последовательно расширяли целевую аудиторию «Директора Кто», задействуя все доступные медиа, в том числе, театральные и радио-пьесы. В популярной радио-линейке, включавшей как студийные постановки, так и трансляционные записи, из года в год звучали аудио-драмы, ставшие неотъемлемой частью сериала (хотя и не включаемые большинством фанатов в «директорский» канон). Только в 1976 году в передаче «Театр у микрофона» в эфир вышли МХАТовские «Сталевары» (годом раньше состоялась премьера снятого Карасиком эпизода «Самый жаркий месяц» (BS02e02) по той же пьесе функционера Свердловской киностудии Бокарева), «Мезозойская история» (на следующий год повесть Ибрагимбекова, легшую в основу этого спектакля Малого театра, экранизирует Рашид Атамалибеков (BS04e27)), «Как стать главным инженером» по одноименной повести певца капитального строительства Льва Лондона в постановке театра им. Гоголя и Ленсоветовский «Человек со стороны» с Леонидом Дьячковым в роли Директора.

Полюбившиеся слушателям аудио-драмы выходили на виниле (дольше других продержался в чартах выпущенный в 1975 году лейблом «Мелодия» диск-гигант со сценами из спектакля МХАТ «Сталевары»), крупнейшие издательства переиздавали массовыми тиражами литературные первоисточники сценариев лучших экранизаций, заказывали авторам новеллизации популярных эпизодов и новые книги, действие которых происходило в мультивселенной «Директора Кто» (иногда книгоиздатели опережали кинематографистов: так, прежде чем эпизод «Факты минувшего дня» (BS09е12) вышел на экран, молодой литератор-сибиряк Юрий Скоп успел переработать свой сценарий в роман «Техника безопасности», изданный в 1977 году 100-тысячным тиражом в московском издательстве «Современник» и принесший автору престижную премию Конкурса ВЦСПС и Союза писателей СССР на лучшее произведение художественной прозы о современном советском рабочем классе; переиздание 1984 года пришло к читателю уже как «новеллизация» эпизода под сериальным названием).

Фандом: фанфики

29.48 КБ Экспансия директорской линейки в смежные медиа была лишь одной из форм продвижения сериала на рынок, традиционно пренебрегавший научной фантастикой - геттоизированным жанром «низовой» культуры. Особую заботу шоураннеры «Директора» уделяли культивированию питательной среды для фандома. С марта 1974 года –прямо посреди первого Большого сезона – в «Литературной газете» стал печататься «директорский» фанзин под названием «Если бы Директором был я». Бессменный ведущий фанзина, известный журналист Анатолий Захарович Рубинов, перелопачивал тонны фанфиков, присылаемых в редакцию, отбирая для публикации в рубрике «Патентное бюро» самые безумные и невероятные идеи (например, о сокращении числа часовых поясов, переходе на зимнее время или о выдаче пассажирам бесплатных багажных тележек на вокзалах и в аэропортах) для будущих приключений Директора. Авторам лучших предложений (в 1983 году часть их была собрана в книгу, переведенную на 8 мировых языков) редакция присуждала "Диплом Директора" вместе с квитанцией на годовую подписку "Литературки". ... К сожалению, в начале 90-х новое руководство «Литературной газеты», освобождая помещения для сдачи в аренду, распорядилось вынести полумиллионный архив писем, пришедших в адрес фанзина – бесценный источник по клинической антропологии Русского мира - на свалку. Анатолию Захаровичу удалось спасти большую часть вымокшего под дождем и засыпанного строительным мусором архива, и после долгих мытарств «коллекция Рубинова» заняла достойное место в отделе рукописей Библиотеки Конгресса США, получив признание в качестве базы сюжетов для новых сайфай-сериалов.

Фандом: косплеи

"Диплом Директора" был лишь одним из множества знаков благочестия «хувианцев», как на иностранный манер называли себя некоторые фанаты. Большой популярностью пользовалась колючая бижутерия с символикой сериала, которую выпускали партийные, профсоюзные и хозяйственные органы. Кто из хувианцев не мечтал бы появиться на директорском косплее со значком ЦК ВЛКСМ «Мастер-умелец» или памятной медалью «Мастер – золотые руки»!

Косплеи «Директора Кто» проходили регулярно на всем протяжении Больших сезонов – под эгидой ежегодных Конвенций (т.н. всесоюзных совещаний молодых передовиков производства; следует отметить, что английским хувианцам удалось собрать свою первую конвенцию - Паноптикон - только в 1977 году) или в рамках многочисленных и чрезвычайно популярных среди участников директорского фандома деловых (имитационных) игр. Одна из таких деловых игр, кстати, возобновившихся в СССР практически одновременно с перезапуском «Директора» (первая кафедра деловых игр была создана под руководством профессора Жукова при одном из отраслевых НИИ в 1972 году) была показана в эпизоде «Обычный месяц»: в Институте кибернетики ее проводит соратник Директора (Кирилла Лаврова), безумный профессор Тищенко (мутная взвесь из академика Глушкова и методолога Щедровицкого). Идеи фанзина «Если бы Директором был я» и игровых конвентов были использованы также в эпизодах «Хочу быть министром» (BS05е12) Екатерины Сташевской, работавшей еще на съемках первой версии классического «Директора» (CDW-30) с Евгением Урбанским, «Если бы я был начальником» (BS08е13) маэстро ужасов Альберта Мкртчяна и «Дублер начинает действовать» (BS11е20) короля психоделии Эрнеста Ясана.

Фандом: рекапы

26.53 КБ Фанзин «Если бы Директором был я» не был единственным литературным прибежищем фандома. С первого же года выпуска (1965) свои страницы для обсуждения любимого сериала предоставило хувианцам ежемесячное рекламное обозрение «Спутник кинозрителя», входившее в медиахолдинг Госкино. Пионерское вертикальное программирование «Директора Кто» с регулярными промежутками между эпизодами и сезонами способствовало развитию уникальной культуры рекапов – одного из высших проявлений вовлеченности зрителя во вселенную сериала. Появлявшиеся по горячим следам в «Спутнике» записи с кратким содержанием каждого нового эпизода позволяли десяткам тысяч фанатов синхронизировать свои переживания: хувианцы ждали рекапов от любимых киноблогеров – Софьи Дуниной, Михаила Белявского, Ирины Рубановой, Андрея Зоркого, Нонны Светловой – с не меньшим трепетом, чем очередных выпусков «Директора», и зачастую бывали вознаграждены уровнем анализа, не уступающим разбору в профессиональной печати. Достаточно сравнить вышедшие одновременно – в январских номерах «Советского экрана» и «Спутника кинозрителя» за 1975 год - рецензию Татьяны Ивановой на эпизод «Твой первый час» (BS02е14) бакинского режиссера Арифа Бабаева и рекап Татьяны Хлоплянкиной (Странноватые эпизоды «Директора» от мастеров «Азербайджанфильма» - Атамалибекова, Бабаева, Исмайлова, Оджагова - всегда пользовались большим успехом у фанатов: ведь на берегах Апшерона «плановая» - это не экономика, а «симпотичная такая, стройная девчёнка из Баку», знающая, как и чем сдвинуть «точку сборки» для лучшего восприятия «параллельных» директорских миров).

16.49 КБ

Окончание
Comments for this post were disabled by the author