moskovitza (moskovitza) wrote,
moskovitza
moskovitza

Die Chymische Hochzeit von Paul Paulitsch, Schurik und Sinotschka anno 1982. (III)

35.09 КБ

Части I и II

Ignis sapientum

Лавровым был, конечно же, хорошо памятен эпиграф Иоганна Валентина Андреэ к «Химической свадьбе»: «Arcana publicata vilescunt: et gratiam prophanata amittunt». Что же могло заставить загадочных адептов щёлоковской науки в Деле № 16 «Из жизни фруктов» (впервые показанном по телевидению 14 сентября 1981 года) все-таки поделиться знанием о природе Тайного огня, применяемого для обработки первоматерии? Это, очевидно, уже была не павлинья гордость, как в «Ответном ударе», но публичная демонстрация уверенности в быстром завершении Великого делания, так необходимая Щёлокову, незадолго до премьеры «Фруктов...» пропустившему сокрушительный удар от своего соперника в рамках расследования т.н. «убийства на Ждановской». Удача тогда, кажется, сама пришла Андропову в руки: случайной жертвой ментов, 26 декабря 1980 года привычно забивших в кровавое месиво задремавшего в метро пассажира с праздничным продовольственным заказом в портфеле, оказался не очередной бесправный подданный брежневской давлы, а замначальника секретариата КГБ. После двух рождественских недель, проведенных враждующими ведомствами в традиционной обстановке взаимного давления и угроз, Щёлокову пришлось признать свое поражение и даже – руками Чурбанова - понизить в звании нескольких тузов в ГУВД Мосгорисполкома.

В деле «Из жизни фруктов», несомненно, несущем отголоски этой истории, Знаменский и Томин предстают невинными жертвами запугивания и очернения со стороны всесильных работников Плодовощторга и их могущественных невидимых покровителей, но, несмотря на свой бесправный статус (их фактически отстраняют от ведения дела в рамках служебной проверки), все-таки достигают своей цели и раскрывают секрет Тайного огня, или Первого агента, необходимого для солюции первоматерии.

28.59 КБ Герметическая наука хранит аркан Тайного огня за семью печатями, чаще всего описывая его как «воду, которая не мочит рук» или «огонь, обжигающий без пламени». Это непременное указание на двойную природу Первого агента прямо увязано с еще одним парадоксальным тезисом, афористически изложенным Гугинусом из Бармы: noli alienum introducere. Ничто чуждое да не вторгается в наше Делание, - не устают напоминать мастера герметического искусства, - нельзя допускать и воспринимать ничего идущего извне, nihil extraneum. «Чтобы удовлетворить любопытство ваше, скажу, что существует единственная и главная субстанция, которая и является материей магистерия; материя эта составляет одно, и это одно составляет ее; и нельзя к ней ничего прибавить, как и что-либо от нее отнять», — говорит знаменитый древний философ Мориенус в беседе с царем Халидом, известной по списку «De transfiguratione metallorum». Итак, для Великого делания можно использовать лишь ту субстанцию, в которой содержится первоматерия, никакие посторонние, внешние, иноприродные материалы и воздействия не могут участвовать в алхимическом процессе. Принцип «Одна печь, один сосуд, одна материя» распространяется как на макрокосм, так и на микрокосм. В Деле № 2 «Ваше подлинное имя» ЗнаТоКи вычисляют иностранного агента, пытающегося проникнуть в большой Атанор СССР, граница которого герметично закрыта от воздействия соблазнов, искушений и условностей материального мира Запада, по чужеродному составу зубной пломбы: притаившийся в дупле шпионского зуба модный композит не может выступать эквивалентом нашей ртутной амальгамы. «В мире компонентов нет эквивалентов», как говорили старые алхимики, а они-то знали, что говорили.

24.91 КБ Но если к первоматерии в процессе делания ничто не должно быть добавлено, то как же можно приложить к ней тайный огонь? ...«Ищите, Пал Палыч, ищите, - иронически подбадривает Знаменского предприимчивая заведующая овощебазой Чугунникова (уверенная работа Евгении Ураловой), - да только не найдете ничего», а на недоуменный вопрос пытливого следователя: «Почему же?» отвечает с пугающей откровенностью: «Да ведь давно сгнило». Да, Пал Палыч Знаменский в своих поисках Тайного огня оказался прямо в сердцевине русского Гнилого мира, на источающей ядовитые миазмы Овощебазе, где всё рано или поздно превращается в зловонную осклизлую сизую жижу. «Мы-то с вами понимаем, что в пределах нормы убыли можно свободно сгноить тонну бананов», - откровенничает Чугунникова, поясняя особенности технологического процесса, приводящего к образованию знаменитого на весь мир русского гнилого бридо, а в ушах у Знаменского как-будто звучат слова из «Иероглифических фигур» Фламеля: «По причине полного гниения, естественного, как все присущее естеству, эта земля зловонна, зловоние же есть смесь затхлого дыхания наполненных гнилью и останками могил с еще сохранившейся в них природной влагой». Не случайно на вопрос, состоит ли тайный огонь из тех же компонентов, что и materia prima, философы отвечают: «И да, и нет». Ну конечно же, вот он, тот самый тайный ключ к нашему искусству, спрятанный Василием Валентином в VIII гравюре к «Duodecim Clavibus» на самом видном месте - поверх мишени, в которую посылают стрелы два лучника, стоящие над разверстой могилой с гниющим трупом. А ведь директор свалки Воронцов в «Ответном ударе» предупреждал почти открытым текстом: «Свалка – это уничтожение того, что гниет, разлагается и отравляет среду. По счастью, человечество изобрело огонь. Почти всепожирающий. Неспособное гореть отправляется в многострадальную землю». Если помоечное вторсырье – это materia secunda, сырье для нашей первоматерии, то его подспудное гниение в недрах свалки и есть тот самый тайный огонь, обжигающий без пламени, полностью соприродный первоматерии и потому вступающий с ней в реакцию в полном соответствии с правилом «nihil extraneum».

Мусорской партеногенез

Так ЗнаТоКи и зрители оказались на пороге одной из самых великих мистерий человечества – тайны самозарождения жизни. Откровения Лавровых стали вдохновенным гимном имманентной и субстанциальной витальности, созвучным исканиям бл. Августина и Фомы Аквинского, ван Гельмонта и Василия Валентина, Александра Опарина и Ольги Лепешинской.
35.80 КБ «Есть в растительном мире множество видов трав, растущих в местах, где их никто не сажал, да и семена туда не попадали и не могли попасть, - учит Василий Валентин, - Причина же только одна – гниение, ибо где гнило, там земля оплодотворяется силою звезд, купно со стихиями созидающих некую новую сперму, никогда прежде не существовавшую, однако, способную, через гниение, к самопреумножению. Как и семя растительное и семя животное не может умножаться без гниения, так и всесовершенное саморазложение металлов - без какого-либо добавления или смешения с чем-либо внешним - есть предпосылка их совершенного развития под воздействием стихий». ...Так из собственного навозного шара рождается жук-скарабей, олицетворяющий единородного египетского бога Хепри; так в «Георгиках» Вергилия рождаются пчелы из порченой крови молодых быков, принесенных в жертву весной; так из грязного нижнего белья, смешанного с пшеничной шелухой, и помещенного по рецепту ван Гельмонта в открытый кувшин, появляется мышь; так из неорганизованного, бесформенного «живого вещества» (сенного настоя или растертых в ступке пресноводных гидр) в лаборатории Лепешинской самозарождаются и развиваются клетки.

Знаменский пришел в ментовскую Науку раньше своих более молодых коллег – в 1962 году (в Деле № 11 «Любой ценой», вышедшем в эфир 4 июня 1977 года, Томин и Кибрит торжественно поздравляют его с пятнадцатилетием службы), когда 90-летняя «старая большевичка» Лепешинская переключилась в своих исследованиях с проблематики самозарождения на поиски секрета долголетия, а КПСС приняла курс на химизацию (в магическую формулу коммунизма был добавлен недостающий третий элемент: «Коммунизм есть советская власть плюс электрификация всей страны, плюс химизация народного хозяйства»). Неудивительно, что именно Пал Палыч, научные взгляды которого сформировались в эпоху повышенного внимания к спонтанному партеногенезу, самозарождению низших существ «из истления», стал куратором еще одного знаменитого эксперимента ЗнаТоКов - создания искусственного человека - гомункулуса.

Anthroparion

32.32 КБ «Извини, Машенька, я с тебя юбочку сниму, -суетится Знаменский, пристраиваясь за письменным столом в обшарпаном кабинете отделения милиции, - Не стесняйся, здесь все свои. Ба, сколько дырочек рядами! Что ты говоришь, Машенька?». На столичного следователя в немом ужасе смотрит пришедший в ОВД на допрос Илья Валетный (популярный Михаил Державин), начальник ОТК красильной фабрики маленького городка, в котором разворачивается действие Дела № 15 «Ушел и не вернулся» (впервые показанного 20 апреля 1980 года). Машенька («росту в ней сорок сантиметров, телосложения хилого, особые приметы – идиотская улыбка», - как описывает собеседницу Знаменского Томин) тоже пока молчит – ведь это один из двух гомункулусов (homunculus), созданных прямо здесь, в провинциальном захолустье, в полном соответствии с рецептами ван Гельмонта - из слежавшихся на фабричном складе остатков непрокрашенной ткани – но остающихся безмолвными и безучастными до тех пор, пока им не будет сообщено пламя жизни. Знаменский, привлеченный на фабрику сообщением о том, что подлежащая окраске materia здесь загадочным образом меняет свои свойства (мерный лоскут превращается в обрезной и в обтирочные концы), оставляет попытки разобраться в modus operandi местных суфлеров (хотя составленное Кибрит описание процессов трансформации материи читается с не меньшим интересом, чем иной спагирический трактат: «Мойка. Обезжиривание. Сушка на крутящихся нагретых барабанах. Окраска. Вторая сушка с перекалом. Протяжка. Возврат на перекрас. И от операции к операции то сухое, то мокрое, то сухое, то мокрое») и с головой отдается игрищам со своими питомцами – Машей и Мишей, отмахиваясь от попыток коллег вернуть его к работе («Паша, оставь этих уродцев в покое!» - чуть ли не плачет Шурик).

Гомункулусы Знаменского заметно более рослые, чем два младенца мужеского и женского пола, увиденные Христианом Розенкрейцем на шестой день его удивительного квеста (в каждом из них было лишь по 4 дюйма росту, т.е. всего 12 сантиметров, поскольку баденский дюйм равен 3 сантиметрам), но столь же безжизненные. Однако это не мешает Пал Палычу носиться с ними по кабинету, вести оживленную беседу, раздевать и одевать, и даже - при помощи ёрнического чревовещания – давать от их имени показания, выставляя гомункулусов свидетелями обвинения, предъявленного Валетному («Что ты говоришь, Машенька? Это, Машенька, очень серьезное обвинение. Вот видите, Илья Петрович, и свидетели налицо»). Эта одновременно пугающая и нелепая буффонада, однако, имеет своего адресата, и им вновь является вечный соперник начальства ЗнаТоКов – Андропов.

21.99 КБ …Практически у всех партийных руководителей на протяжении всей советской истории была как минимум одна общая черта – всё это люди с зияющими пробелами в биографии, вылезшие на свои посты буквально из ниоткуда, из навоза и грязи землянок в каких-то богом забытых углах, где не то что приходских книг, даже огрызка карандаша никогда не было, чтобы записать имя новорожденного на клочке обоев, пропитанных кровью передавленных клопов. Одним из таких мутнолицых порождений пустоты с наглухо залегендированной биографией был и «Юрий» «Владимирович» «Андропов», о чем постоянно напоминал его говорящий партийный псевдоним. Антропарион (anthroparion) – это название первого гомункулуса в истории алхимии, маленького свинцового человечка из видений Зосимы Панополита. Но если антропарион приходил к Зосиме как преданный дух (spiritus familiaris), помогающий адепту в работе, то нелепые кривляния гомункулусов Знаменского больше похожи на суету карликов в шкатулке из «Новой Мелюзины» Гете. Лавровы посылают своему сопернику недвусмысленный вызов к открытой дуэли: Антропарион в их изображении - это самозванец, бездушный и бесправный гомункулус, созданный из спермы неизвестного происхождения, гнившей сначала в запечатанной тыкве, а затем в желудке кобылы, обложенном бродящим навозом; без одухотворяющей искры жизни, надежно укрытой ЗнаТоКами в первоматерии, он – ничто. В конце концов терпение адресата этого герметического послания лопнуло, и в 1982 году многолетняя схватка двух силовиков под коврами брежневского караван-сарая завершилась прямым противостоянием.

ЗнаТоКи против Службы Времени

К началу 1982 года уже никто не называл ближайшее окружение Щёлокова иначе как «бриллиантовой мафией». План Андропова по замазыванию конкурента причастностью к громким ограблениям и убийствам (вдова «красного графа» Алексея Толстого и циркачка Ирина Бугримова лишились своих драгоценностей, а актриса Зоя Федорова – еще и жизни) сработал, приближалось время решительных действий. 19 января 1982 года «покончил с собой» свояк Брежнева Цвигун, приставленный в свое время к Андропову заместителем - смотрящим от «днепропетровских». Через шесть дней «скоропостижно скончался» Суслов, накануне безуспешно пытавшийся поднять по тревоге Таманскую и Кантемировскую дивизии, а 23 марта в Ташкенте на «встречавшееся» с работниками самолётостроительного завода тело Брежнева случайно обрушились мостки, полные людей. Теперь ничто не мешало Андропову занять второй по значимости пост в руководстве – секретаря ЦК по идеологии – и в тот же день своим первым же решением в новой должности отменить запланированный телевизионный показ нового, 17-го дела из телевизионного цикла «Следствие ведут ЗнаТоКи».

Почему же Щёлоков так рассчитывал показать серию «Он где-то здесь» именно в конце мая рокового 1982 года, и почему так спешил со своим избранием Андропов, чтобы в последний момент снять злополучный эпизод с эфира?

Мастер-алхимик должен увязывать свою работу с ритмами Великого мастера — Природы, в первую очередь, с планетными. Любой этап и процесс магистерия может быть успешно пройден только при благоприятном влиянии небесных тел, занимающих определённые места на небосводе. Первый эфир дела № 17 «Он где-то здесь», посвященного триумфальному разоблачению ЗнаТоКами махинаторов со Временем, был приурочен к самому благоприятному для начала Великого делания моменту, когда Солнце, пройдя астрологические знаки Овна и Тельца, насыщает землю и воздух космическим излучением, несущим обновление. К концу мая 1982 года, собрав Майскую росу в сроки и способами, указанными на четвертой иллюстрации «Mutus Liber», ЗнаТоКи стали обладателями всего необходимого для завершения Большого магистерия, обретения его главного результата – Философского камня и окончательной победы над Временем.

28.77 КБ Создатели «ЗнаТоКов» постоянно подчеркивали, что их детище – не сериал и не многосерийный телефильм, а Цикл. Цикличность, движение по кругу, заставляющее всё сущее снова и снова стареть, погибать и возрождаться – это и символ работы алхимика, и его проклятие. Разумеется, принцип реитерации (многократного повторения основных операций), без которого невозможна экзальтация материи, является основным в алхимии (и в корпусе «ЗнаТоКов», где несколько сюжетных ходов – убыль, подделка, шантаж - повторяется многократно с незначительными вариациями). Но попавший в замкнутый круг бесконечной и бессмысленной переплавки и дистилляции мастер оказывается заложником Уробороса, кусающего себя за хвост, или скрутившейся в кольцо пары таких змеев – крылатого и бескрылого. Голова и хвост Уробороса – это известные всем мастерам самогоноварения «голова» и «хвост», т.е. ядовитые фракции, полученные на начальной и конечной стадии перегонки (иначе называемые предгон и кубовый остаток) и к употреблению непригодные. Следует помнить, что собственно Трансмутация – это не бесконечное усиление определенных свойств, пребывающих в первовеществе в более или менее латентном состоянии, не постепенное улучшение его природы, но мгновенное и полное его преобразование, т.е. редукция до субатомного уровня и немедленное воссоздание заново, но уже в совершенном виде. Только разорвав уроборический круг при помощи суперкатализатора – философского камня, алхимик может вырваться из плена вечного возвращения и вернуться к докосмологическому состоянию.


29.03 КБ ...В первых кадрах дела № 17 «Он где-то здесь» Томин и Знаменский бродят по пыльным коридорам городской службы Времени среди сваленных в кучу гигантских циферблатов уличных часов – орлоев. «Horloge! dieu sinistre, effrayant, impassiblе», - восклицал поэт, физически ощущавший, как секунды - кровожадные подручные бесстрастного бога времени - высасывают из него жизнь своими ненасытными хоботками. Служба времени с ее ужасными часовыми механизмами – символами порабощения человека мыслью об «отмеренном» ему сроке – призвана скрывать главную из тайн мироздания: время никуда не течет и никого не убивает, оно неподвижно. Убийцей всего живого является materia secunda, вездесущее вторсырье, находящееся в состоянии распада. Только разорвав оболочку вторсырья, проникнув в недра materia secunda, можно высвободить в фазовом переходе высшего рода подлинную материю – materia prima, вызвав тем самым мгновенное, полное и окончательное преобразование феноменального мира. Действия алхимика, ускоряющие временные циклы, не просто помогают работе природы по превращению вульгарных металлов в благородные («Ускорить время и призвано искусство ваше, сэр!» - нахваливает дворянин Маммон суфлера Сатла в знаменитой комедии Бена Джонсона). Высший смысл Великого делания - упразднение времени и возвращение человеку утраченного им когда-то бессмертия.



«Он где-то здесь»

28.25 КБ Мы не знаем и не узнаем, что же было в той первоначальной, снятой с эфира версии дела «Он где-то здесь». По свидетельству Лавровых, опубликованному в 1993 году, «после андроповского «приговора» ("Так резко еще рано") пришлось вторую половину изобретать и снимать наново, и зрителям преподнесли сей гибрид: "Спереди фокстерьер, сзади фокке-вульф"». Даже немногие оставшиеся в живых свидетели первого – уже отцензурированного! - телевизионного показа путаются в своих воспоминаниях, как будто пытаясь выбраться из наведенного транса. «Кто-то может мне сказать, зачем порезали фильм "Он где-то здесь". В оригинале он был гораздо интереснее, а сейчас какое-то убожество. Я уже не говорю о блестящей игре В.В. Кенигсона, многие эпизоды с которым просто выкинули», - вопрошает в пустоту посетитель популярного кино-сайта. «Возможно, что-то путаю, столько лет прошло. Вспоминаю вариант фильма, который шел 25 лет назад, сравниваю с тем, что посмотрел сегодня на DVD - сильно отличается концовка, - свидетельствует другой ветеран, - Сцену в ресторане тоже напрочь не помню. Или все же я забыл?». (Действительно, наспех снятое в подмосковном ресторане «Архангельский» выступление легендарного ВИА «Поющие сердца» с солисткой Антониной Жмаковой – «Литой Форд русского рока» - выглядит инородным включением, призванным заткнуть образовавшуюся дыру в метраже.) Куда-то исчезли и мелькающие в мемуарах старожилов эпизоды в «шикарной» артели махинаторов, возглавляемой зиц-председателем - вокзальным воришкой по прозвищу «Николаша-нидвораша». Неясной для комментаторов остается и суть махинаций (народная сетевая энциклопедия вообще уверяет, что они «скупали в универмагах гравюры фабричного изготовления (sic!), переклеивали на них этикетки, выдавая гравюры за штучные изделия народных промыслов, и снова продавали, но уже дороже»), и – главное – странный, если не сказать больше, способ раскрытия преступления ЗнаТоКами: «Ну, никаких зацепок у них не было - взяли, блин, наобум старичка... А у него, видите ли, сердце слабое, волноваться нельзя - вот и рассказал всё. Очень интересный главарь :-((».

Как бы то ни было, Андропов добился своего: в мае серия в эфир не вышла, благоприятный момент для начала большого магистерия был упущен, и время стало работать против ЗнаТоКов и их покровителя: ведь ровно через шесть месяцев - 29-го ноября 1982 года – начиналась ингрессия Сатурна в Скорпион.

Сатурн идет по Скорпиону

36.17 КБ Один раз в тридцать лет Сатурн – самая дальняя из видимых невооруженных глазом планет – входит в знак Скорпиона и три года идет по нему, вызывая катаклизмы в доступной взгляду русского обывателя верхушке «политической» жизни. Сатурн является планетой-управителем Водолея, астрологического знака России, и, одновременно, символом смерти и трансформации. В номадическом тенгрианском календаре, по которому испокон века живет Русский мир, цикл обращения Сатурна вокруг Солнца соответствует ровно половине эпохального мушеля – именно таков срок жизни правящей давлы. К концу очередного 30-летнего периода, когда привычные для мажоритарных асабий способы «владения» награбленными богатствами и контроля за их отжимом перестают отвечать требованиям времени, давла проходит сатурнианскую техническую перезагрузку: миноритарные асабии, предложившие властному пулу более актуальные условия конвертации власти в подобие собственности, получают право, опираясь на спецслужбы, традиционно исполняющие роль медиатора в отношениях асабий, изменить конфигурацию давлы. Так одно квази-государственное устройство Внутренней Монголии сменяет другое, а лидер уходящей давлы умирает при переходе Сатурна в знак Скорпиона. Так уже случилось с Александром III, Лениным, Сталиным и теперь так должно было случиться с Брежневым, и Андропов – толкач «партии оффшоров» - хорошо об этом знал. Щёлокову, силовику из «партии заборов», сохранившему верность своему вождю, но не сумевшему при помощи алхимического магистерия остановить колесо давлы - неумолимое всепоглощающее циклическое время Сатурна–Хроноса, оставалось лишь одно - физически нейтрализовать противника. 10 сентября 1982 года в десятом часу утра во время секретной аудиенции у Брежнева Щёлоков получил карт-бланш на трехсуточное задержание Андропова для «выяснения обстоятельств антипартийного заговора». Через час с небольшим три спецгруппы особого подразделения МВД по борьбе с терроризмом, выдвинувшиеся на выполнение задания, были остановлены на углу проспекта Мира и Безбожного переулка офицерами группы «Альфа» КГБ, переодетыми в гаишников, и добровольно сдались, а один из спецназовских отрядов Щёлокова, прорвавшийся к дому на Кутузовском проспекте, полег в короткой перестрелке. К полудню все было кончено...

Сатурн пожирал своих детей, поскольку ему было предсказано, что один из них отнимет у него власть. Такова плата за власть над временем, цена циклического возрождения. Асабия отдает на съедение Сатурну часть себя, чтобы мистически умереть и воскреснуть в форме новой давлы, не дав прерваться дурной бесконечности своего всевластия. Брежнев умер, как и положено, за два градуса до ингрессии Сатурна в Скорпион - 10 ноября 1982 года (Андропов не мог упустить возможность испортить поверженному противнику любимый праздник – День милиции); незадолго до его смерти - 29 октября 1982 года - был заключен первый в истории СССР договор об избежании двойного налогообложения, разумеется, с любимым оффшором новой мажоритарной асабии – Кипром, а потом стал не нужен и сделавший свое дело Андропов, без которого утратила смысл жизнь его двойника-соперника - опального Щёлокова. 17 ноября 1985 года Сатурн покинул Скорпион, унеся с собой охапку трупов (прошелестев, удалились в небытие Пельше, Рашидов, Устинов в компании еще троих министров обороны стран социалистического содружества, и Черненко). Жизнь старой давлы подошла к концу, а с ней закончилась и история «ЗнаТоКов».

Свадьбы не будет!

38.90 КБ В одной из пяти последних серий «ЗнаТоКов», отснятых уже по инерции после трехлетней ледяной паузы, вызванной опалой, в которую попал бывший патрон цикла (в образовавшуюся брешь хлынули эпигоны-штрейхбрейхеры с региональных телестудий, наперебой предлагая пилоты процедурных сериалов типа «К расследованию приступить» и «Профессия – следователь»; сами Лавровы в это время благополучно укрылись на съемочной площадке полнометражного фильма «Из жизни начальника уголовного розыска»), есть примечательные кадры. Знаменский и Томин ведут неторопливую беседу на Петровке, облокотившись на баллюстраду одного из двух смешных четырехколонных портиков, которыми «архитектор» Мезенцев «освежил» внешний вид окружного жандармского корпуса на излете сталинского неоклассицизма. Для в первый и последний раз приглашенного на сериал режиссера Василия Давидчука ЗнаТоКи были уже окаменевшей историей, этакими химерами на фасаде ветшающей Философской обители. Наблюдательный зритель не может не отметить в их позах, в их согнутых спинах, подавшихся вперёд телах, в проницательных взглядах, всматривающихся в глубины атриума Петровки с бюстом Дзержинского, удивительного сходства со знаменитой фигурой Алхимика, укрытой среди химер и горгулий на галерее собора Нотр-Дам де Пари у входа в северную башню. Подобно алхимику из Нотр-Дам, одной рукой опирающемуся на баллюстраду, а другой поглаживающему бороду, ЗнаТоКи вглядываются в новомодные изменения естества и пытаются понять, какую же фундаментальную ошибку они совершили на своем пути к камню мудрецов.

Кто знает, может быть, они вспоминают сцену из Дела № 13 «До третьего выстрела» (впервые показанного на День милиции в кажущемся уже таким далеким 1978 году), в которой четверо подростков из секретного Общества покровительства самим себе, укрывшись в тенистой роще Дианы, чудом сохранившейся среди идущих под снос бараков (Дианой здешних мест выступает инспектор по делам несовершеннолетних Антонина Зорина (традиционно прелестная Анна Каменкова), приносящая в жертву двух голубей (Colombes de Diane), чтобы утихомирить зараженных яростным безумием детей; сцена эта целиком списана Лавровыми из седьмой главы трактата Иринея Филалета «Открытый вход в закрытый дворец короля»), обсуждают одну из самых табуированных тем нашей науки – тему людской породы, пригодной для великого магистерия. Обсудив гипотезы возникновения жизни на земле, юные гностики единодушно приходят к выводу, что между породой людей, произошедших от обезьяны, и представителями человеческого рода, созданными по образу и подобию божьему, нет ничего общего. «Сколько ни копают, а в главном-то месте дырка, - припоминает слова своего деда-старовера пытливый Миша (Сережа Тихонов), - Тут обезьяна - тут человек, а переходного звена промеж них нету». Идея о том, что не всякое прямоходящее двуногое является человеком, оказывается весьма удобной для теоретических и практических построений участников тайного общества. Теперь красавица Ната по прозвищу “Пинкертон” (Людмила Дьяконова), чтобы объяснить, чем ей не нравится предлагающий подросткам свою дружбу уголовник Виктор (Леонид Каюров, младший представитель единственной в мире семейной династии актеров–исполнителей роли Ленина), может просто сказать: «Он слишком от обезьяны».

Разумеется, Арнольд из Виллановы прав, когда говорит, что первичная материя, будучи открытой и доведенной до совершенства Искусством, обращает в себя самоё все несовершенные тела, которых она касается, как прав и Генкель, утверждающий в «Pyritologie», что «ничто в химии не должно почитаться презираемым – ни caput mortuum, ни гной – из всего этого следует извлекать пользу; возможно, и простую землю, называемую проклятой, темной и истощенной, равно даже и слизь ее, можно неким образом превращать в благобытие и Свет». Однако означает ли это дословно, что – как упрямо убеждали себя ЗнаТоКи из серии в серию - в каждой природной данности сокрыто золото? Конечно же, нет: ведь трансцендентной вертикальной иерархии подвержено все сущее, и как никакой праведник, «земной ангел» или «небесный человек» не заполнит разрыв (по Майстеру Экхарту, или «дырку» - в терминологии Мишиного деда) между ангелом и человеком, так и представитель биологического вида, внешне напоминающий homo sapiens и умело имитирующий в целях выживания его физико-химические свойства и их преобразования, никогда не станет Человеком, наделенным божественной искрой Пневмы, определяемой через наличие свободной воли, потребность в осмыслении мира и способность к его со-творению. Эти свойства породы и есть та частица золота - огненный эйдос в скрытом средоточии Человека, обозначаемом окружностью без центра - которая обретает возможность проявления в ходе Великого делания. Из гилического же мусора может родиться только мусор – хтонь в кожаных хитонах или синих шинелях (как называлась одна из первых книг Лавровых), впрочем, служанка старухи Праховой Настя (замечательная Валентина Березуцкая) из дела «Шантаж» не делает разницы между этими сортами, комментируя каждый новый визит оперов словами «Опять ЧеКа», и она, конечно же, права.

ЗнаТоКи так долго всматривались в мусор, надеясь увидеть в последней его субстанции крупинку золота, что не заметили, как мусор начал вглядываться в них. Не случайно колоритный старичок-коллекционер (Георгий Тусузов), роющийся в грудах мусора на свалке в серии «Ответный удар», на вопрос Кибрит: «Ну как, нашли что-нибудь интересное?» грустно отвечает: «Пока – только комплект "Myрзилки" за тридцать четвертый год». Пустая порода не создает культурного слоя, питательной среды, в которой мог бы зажечься тайный огонь. Мусор порождает только новых мусоров – мурзилок давлы, картонных дурилок для лохов. Генеральный прокурор СССР А. Рекунков в своей докладной записке в ЦК так описывал одного из участников «убийства на Ждановской»: «Милиционер Лобов за большое число задержанных был занесен на Доску почета, награжден медалью "За 10 лет безупречной службы", имел более пятнадцати поощрений. В ходе следствия выяснилось, что он хронический алкоголик, в течение пяти лет грабил и избивал задержанных, совершил несколько убийств». В последних сериях зритель видит ЗнаТоКов, погружающихся обратно в пучину нигредо: Знаменский, подсевший на наркоту, стандартно оправдывается, что хотел только попробовать, чтобы лучше понимать психологию подследственных; Кибрит, зацепленная светобоязнью, явно на фазе выхода из опьянения стимуляторами, сидит, раскачиваясь в комнате с наглухо задраенными окнами; знаменитого томинского перевоплощения едва хватает на пару часов... Бывшее начальство ЗнаТоКов, едва прикопав своего последнего вождя Черненко, закрывает партию черни и, распихав по карманам золото черни, отправляется в Монтевидео, «обновленная» асабия начинает обустраивать «новую» давлу, а податный люд, навечно приобщенный корню силы и несчастья места своего рождения, привычно запасается сахаром, солью и спичками – сермяжной Tria Prima Rossica...

23.96 КБ ...И только пепел старухи Праховой стучится в сердце нового, еще неведомого миру Алхимика, повторяющего про себя: «Не узрите больше никакого cвета, кроме Того, от великого огня, который обратит ваш прах в пепел!»
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 35 comments