barahlo

Twilight in the Underworld: с «Ночи Председателя» до «Юркиных рассветов» - 17.



Предыдущий выпуск здесь


Заговор Каинитов: Войди в каждый дом.

«Продовольственная программа на период до 1990 года» была выполнена досрочно: уже к 1989 году в каждом пятом городе и множестве сельских районов СССР было введено нормирование основных продовольственных товаров, ичезнувших из розничной сети - мяса, колбасы, животного масла, чая, муки, сахара, круп, хлеба, дрожжей, алкогольных напитков, майонеза и кондитерских изделий, а также дефицитных промтоваров — мыла, стирального порошка, соли и спичек. Подлинные цели Каинитского заговора перестали быть Темной тайной, и разработчики Колхозного Готик-Панка открыто заявили о них в одной из последних своих картин. Сериал «Войди в каждый дом», вышедший в телевизионный эфир 23 января 1990 года, стал данью памяти первому стихийному Каиниту - Первому секретарю Рязанского обкома КПСС Алексею Ларионову, тридцатью годами ранее организовавшему ритуальный геноцид колхозного и частного скота, поставивший вверенную ему область на грань голода.
Collapse )
barahlo

Twilight in the Underworld: с «Ночи Председателя» до «Юркиных рассветов» - 16.



Предыдущий выпуск здесь


Битва магов: колхозные парторги.

Колхозный парторг, занимающий нижнюю ступень (фактически, ссыльную должность) в масонской иерахии Камарильи, правящей Миром тьмы - обычно существо несамостоятельное, полностью зависящее от воли председателя-панка, как суетливый Сергей Сергеевич Волков (Анатолий Кузнецов в фильме Эдуарда Гаврилова и Валерия Кремнева «Встречи на рассвете» по сценарию своего тезки Анатолия Кузнецова, попросившего политического убежища в Великобритании через месяц после премьеры картины), или неразличимое в сумрачной тени готичного председателя, как простодушный Никита Федорович Егоров (Павел Волков в даркфике «Сердце не прощает»). Парторг решается бросить вызов своему всесильному председателю только по прямому указанию районного партийного начальства. Молодой колхозный парторг Глеб Грибов (Евгений Жариков в фильме Владимира Монахова «Любовь моя вечная» по сценарию Олега Стукалова-Погодина), подстрекаемый секретарем райкома партии Григорием Русовым (Николай Засухин), принимается травить авторитарного Председателя-панка Михаила Петровича Зубова (Анатолий Папанов), огрубевшего и озлобившегося на односельчан за 25 лет руководства колхозом. Колхозный парторг Райд (Хеленд Пеэп в фильме Игоря Ельцова «Под одной крышей» по повести Ганса Леберехта «В одном доме»), выполняя волю вновь назначенного секретаря райкома, энергичной и вдумчивой Сеппель (Айно Сеэп), наставляет на путь истинный зарапортовавшегося и отрицающего новые методы хозяйствования Председателя-панка Мари Пыдер (конечно же, Дзидра Ритенберга). Неискушенный парторг Норайр Мелойян (Армен Джигарханян в фильме Моко Акопяна «Воды поднимаются» по сценарию легендарного редактора альманаха «Рыболов-спортсмен» Хрисанфа Херсонского, укрывшегося под псевдонимом "Хрисанф Гюльназарян"), по команде из райкома начинает критиковать методы руководства своей родственницы - председателя Арев (величественная Метаксия Симонян), переставшей считаться с мнением колхозников.



Разработчики Готик-Панка, присягая на верность двум важнейшим корбукам Мира тьмы, созданным их предшественниками («Наш общий друг» и «Секретарь обкома»), делают - в полном соответствии с герметическим "символом веры" («что наверху, то и внизу») - ранее неприметного Парторга и невидимого (претендовавшего на место в рядах партийной Неписи) Секретаря Обкома полноправными участниками линейки наряду с занимающим центральную позицию в этой триаде Секретарем Райкома.
Collapse )
barahlo

Twilight in the Underworld: с «Ночи Председателя» до «Юркиных рассветов» - 15.



Предыдущий выпуск здесь


Агро-дампиры.

Если бы селекционера-генетика Авдотью Павловну вместо колхоза «Комсомолец» сослали в сельхозартель «Зеленый дол» - место действия одноименного фильма Тамары Родионовой по сценарию Сергея Антонова - ей вряд ли удалось бы безнаказанно предаться вейсманизму-морганизму: школьные опытные делянки там прочно оккупировали маленькие фанаты мичуринской агробиологии во главе с двенадцатилетним Петей Ивановым (Сережа Подмастерьев), который, списавшись с академиком Лысенко, получил от него письмо с двадцатью зернышками уникального сорта пшеницы «Чародейка» и -  вместе с товарищами по школе, создавшими секретную полеводческую бригаду, - принялся безудержно их яровизировать втайне от председателя колхоза Харитона Семеновича и нового агронома Сан Саныча (Петр Лобанов и Борис Рыжухин).
Collapse )
barahlo

Twilight in the Underworld: с «Ночи Председателя» до «Юркиных рассветов» - 14.



Предыдущий выпуск здесь


Колхозный Готик-Панк: Тайна Духа.

Колхозный Готик-Панк - универсальный кроссовер всех персонажных линеек Мира Тьмы, объединенный доминирующей темой "темной тайны" (dark mystery), средоточием которой может стать любой из героев колхозной вселенной - готичный партийный вампир или бесшабашный председатель-панк, безжалостный дампир или бестелесный гайст. Мир тьмы полон страшных тайн, но главная тайна - внутри героя, и это не тайна Крови, на которой делался акцент в линейках Готики и Панка, а тайна непознаваемого мира Духа. Готик-Панк высоко котируется у продвинутых игроков Мира тьмы не только из-за уникальной криповой атмосферы и неоднозначности сюжетных ходов, но, в первую очередь, благодаря неясной природе трудно прокачиваемых персонажей (часто относимых ньюшками к категории НЁХ) - заговорщиков-Каинитов, прозревших в себе частицу Духа и исполнившихся решимости вырваться из созданной злым демиургом сельскохозяйственной темницы и вернуть Мир к его изначальной доаграрной природе.

Collapse )
barahlo

Twilight in the Underworld: с «Ночи Председателя» до «Юркиных рассветов» - 13.



Предыдущий выпуск здесь

Игромеханика Колхозного Панка: Рулбуки.

Начинающих геймеров Мира тьмы привлекает кажущееся всемогущество Председателя-панка. «Нет у меня на него власти, - разводит руками председатель райисполкома Сулейман, рассказывая о попытках обуздать амбиции супер-Председателя таджикского колхоза Саттара Сафарова, героя фильма Бенсиона Кимягарова «Одной жизни мало», - Мне весь день по кабинетам шею мылили, что я не справился с ним. А я с ним ничего не могу сделать, и он это знает».  Неисправимые манчкины полагают, что такого Председателя -босса можно отыгрывать практически в сейф-моде, лишь при помощи подсказок из многочисленных рулбуков, таких как неоднократно переиздававшийся Сельхозгизом и разросшийся до нескольких объемистых томов «Справочник председателя колхоза», «Справочник для секретарей исполкомов сельских Советов депутатов», «Справочник бригадира колхоза и совхоза», «Справочник сельского пропагандиста» или брошюры из серий «Передовой опыт в сельском хозяйстве» и «Библиотека сельского клубного работника», однако скоро понимают тщетность таких попыток.



Мало кому из пауэргеймеров, раскачивающих мощного Председателя-Панка, удается нафармить колхозный дефицит, эксплуатируя лишь элементы игровой механики, изложенные в «Справочнике сельского механизатора», «Справочнике механизатора сельского хозяйства» и «Справочнике молодого механизатора сельского хозяйства»,  а тщательное следование  инструкциям из «Справочника коноплевода» Бориса Васильевича Лесика и фундаментального труда Сигизмунда Соломоновича Берлянда «Выращивание высоких урожаев конопли» окончательно уводит геймера от заявленных в игре целей.

Collapse )
barahlo

Twilight in the Underworld: с «Ночи Председателя» до «Юркиных рассветов» - 12.



Предыдущий выпуск здесь


Колхозный Панк: Игромеханика спаривания.

Основное отличие движков управления персонажами в Колхозной Готике и Колхозном Панке состоит в том, что партийно-хозяйственный панк осуществляет лишь внешний контроль за процессами спаривания и спаивания своих крепостных, в то время как романтически настроенный готичный Председатель и сам не прочь выпить и поучаствовать в генетических экспериментах. «Председателя нам прислали из района, хромой (sic!) старшина, - делится воспоминаниями с вновь назначенным Председателем (в одноименном готическом корбуке) его невестка Доня (разумеется, Нонна Мордюкова), - Так он две вещи хорошо умел делать: водку глушить, да кровя улучшать. Дамочек больно уважал. Я, - говорит, - сам хороших кровей, должен же вам тоже породу улучшить».

Collapse )
barahlo

Twilight in the Underworld: с «Ночи Председателя» до «Юркиных рассветов» - 11.



Предыдущий выпуск здесь

Cоль земли: Колхозная Готика, Южная Готика и Колхозный Панк.

Игроки Мира тьмы часто сравнивают советскую Колхозную готику с американской Южной готикой, указывая на общность гнетущей атмосферы, места действия (запустелая нищая глубинка), основных мотивов и персонажей - деревенской голытьбы, несущей бремя вины, отчуждения и безумия. Любители таких аналогий неизменно подчеркивают, что первая публикация знаменитого рассказа признанной королевы Южной готики Фланнери О’Коннор «Славные селяне», получившего в классическом советском переводе Владимира Муравьева неслучайное название «Соль земли», состоялась спустя год после выхода первой книги романа патриарха Колхозной готики Георгия Мокеевича Маркова «Соль земли» в майской и июньской книжках журнала «Дальний Восток» за 1954 год (как раз в то время, когда, по странному стечению обстоятельств, жюри Карловарского кинофестиваля единодушно присудило главный приз - «Хрустальный глобус» - фильму Герберта Бибермана «Соль земли»).
Collapse )
barahlo

Twilight in the Underworld: с «Ночи Председателя» до «Юркиных рассветов» - 10.




Предыдущий выпуск здесь

Хроники тьмы: Кулацкая Готика

В фантазийном сеттинге т.н. «коллективизации», взятом за основу в Кулацкой линейке "Хроник тьмы", место Куркуля-мироеда, монструозного проводника репрессивной агрополитики царизма, питающегося Витэ пухнущих от голода крестьян-ликанов (пока гродненский вампир-либертен пан Иван из «Полесской легенды» Петра Василевского и Николая Фигуровского увлеченно насилует крепостных скотниц, его батрак-оборотень Михась без соли доедает последнюю лису, пойманную им во владениях своего хозяина), занимает Кровавый Кулак - амфотерный субъект, сочетающий признаки вампира (вождь ковена Красной нежити Влад Ленин, умело переводя стрелки на представителей соперничающего клана, в программной заметке 1918 года «Товарищи-рабочие! Идем в последний, решительный бой» открыто называл кулаков «кровопийцами, вампирами, пауками и пиявками, пьющими кровь трудящихся») и оборотня (не случайно полесский волкодлак зовется «вовкулаком»), скрывающего свое подлинное лицо, исподтишка вредящего нарождающейся власти Советов.

Collapse )
barahlo

Twilight in the Underworld: с «Ночи Председателя» до «Юркиных рассветов» - 9.



Предыдущий выпуск здесь


Кровавая Готика: Хроники тьмы

Мрачная, гнетущая готическая атмосфера достигает своего апогея в исторических "Хрониках тьмы", на две линейки которых - Куркульскую Готику, повествующую о восстаниях ликанов против царизма, и Кулацкую Готику, рассказывающую о "раскулачивании" и "коллективизации", приходится более одной пятой от общего количества игровых эпизодов Мира колхозной тьмы. Черная готика в "Хрониках тьмы" становится багровой, пламенеющей от льющейся непрерывным потоком крови, о чем свидетельствуют уже названия фильмов: «Кровавый рассвет», «Священная кровь», «Кровь людская – не водица», «Илзе: Кровью сердца», «Кровь и пот», «Кровавое поле», «Красная метель», «Красный чернозем», «Красная юрта», «Багряные берега».




Геймплей "Хроник тьмы".

Отличительной особенностью "Хроник тьмы" является динамичная адреналиновая боевая система. В исторических эпизодах Мира колхозной тьмы найдется вариативная и зрелищная боевка для самых требовательных любителей хардкорных ролевых экшенов - кроме классических шутеров и бит'ем'апов есть здесь и казацкий слэшер, и кулацкий сплэттер, и чекистский гор.
Collapse )
barahlo

Twilight in the Underworld: с «Ночи Председателя» до «Юркиных рассветов» - 8.



Предыдущий выпуск здесь


Колхозная Готика.

Картины Колхозной Готики - мрачные, сумеречные, полные неясных теней, всегда черно-белые, или, в крайнем случае, «выдержанные в рембрандтовских тонах», как аттестовал Ян Фрид свой фильм «Чужая беда», поставленный на «Ленфильме» по сценарию Григория Бакланова. Колхозная деревня в них предстает средоточием абсолютной тьмы, имманентным злом, не оставляющим никакой надежды.

Готичный председатель.



Готичный колхозный Председатель всегда безумен, всегда несчастен, всегда ощущает себя жертвой непреодолимого рока, затягивающего его в водоворот запретных страстей. Председатель колхоза в Лесных Озерах Федор Денисов из «Чужой беды», повздорив с новым парторгом Морозовым, бросает вверенное ему хозяйство и жену Пелагею и уходит к порочной любовнице Александре (ослепительная Дзидра Ритенберга).Collapse )