barahlo

Эй, Мэри Поппинс, ты кто такой, давай, до свидания!



Начало здесь, вторая часть здесь.

 «Если ты хочешь отыскать Вишневую улицу, просто-напросто спроси у полисмена на перекрестке, - советует П.Л. Трэверс, - А если ты ищешь Дом Номер Семнадцать — а скорее всего, так и будет, потому что ведь эта книжка как раз про этот дом, — ты его сразу найдёшь». Это, несомненно, совет из разряда «плохих». Во-первых, каждый советский и пост-советский читатель знает, что к милиционеру на улице нельзя не то что подходить с вопросами, но даже и встречаться с ним взглядом небезопасно. А во-вторых, на Вишневой улице, построенной для съемок фильма «Мэри Поппинс, до свидания», нет Дома Номер Семнадцать. Точнее говоря, на Вишневой улице вообще нет домов с номерами, кроме одного – той самой сырной лавки Paxton & Whitfield под номером 93.



Кинооператор Валентин Пиганов старается не упускать из объектива своей камеры номер 93: с него – прямо на титрах - начинается и им заканчивается фильм, и все сколько нибудь значимые события происходят на его фоне. Число 93 особенно дорого сердцу любого кроулианца, поскольку такова изопсефическая сумма для каждого из греческих слов θελημα и αγαπη (thelema и agape - Воля и Любовь), являющихся основными понятиями «Книги Закона». Алистер Кроули предписывал телемитам приветствовать друг друга, произнося слова Закона: «Твори свою Волю: таков да будет весь Закон» и «Любовь есть закон, любовь в согласии с Волей». Гематрическое родство Воли и Любви означает, что они определяют Закон одной идеей, и, следовательно, «93», как число этой идеи, может использоваться в качестве краткого приветствия.

Collapse )
barahlo

Мэри Поппинс, ты кто такой, давай, до свидания!



Начало - здесь

«Книжная» Мэри Поппинс приходит к читателю в трех ипостасях - как строгая воспитательница английской дисциплинарной традиции, как примордиальная Великая богиня и как Магический наставник и духовный учитель.

*


Мэри Поппинс высаживается на Вишневой улице посреди шторма и бури, стремительно, как отважный десантник (это разительно отличает ее от беспечно парящих на зонтиках над европейскими достопримечательностями праздных туристов с популярных на рубеже веков почтовых открыток), достает из бездонного солдатского вещмешка старую походную раскладушку, укладывается на нее, укрывается с головой и наполняет детскую комнату Бэнксов оглушительным храпом (в переводе Леонида Яхнина, к которому еще будет повод вернуться, названным «ровным дыханием») и запахами карболки и скипидара.
Collapse )
barahlo

Мэри Поппинс, давай, до свидания!



Среди аляповатых магазинных вывесок со странными, дикими и необязательными названиями, намалеванных на фасадах домов Вишневой улицы, выстроенной декораторами «Мосфильма» летом 1983 года в пойме Сетуни для съемок картины «Мэри Поппинс, до свидания» - всевозможных John Long, Mc CAW, L. CAW, JOHN BRONS, P. Allen, J.B.ROCHE – внимание зрителей неизменно привлекает одна, выполненная подручными художника-постановщика Виктора Петрова (уже имевшего опыт конструирования «западной» натуры в кинокомиксе «Дорогой мальчик») с необычной для них аккуратностью и точностью в деталях.



93 PAXTON & WHITFIELD 93: именно такой щит украшает узкий – в три окна – трехэтажный дом номер 93 по Джермин-Стрит в лондонском Сент-Джеймсе с 1894 года, когда сюда переехала знаменитая сырная лавка (неизменный поставщик королевского двора), в годы Второй мировой войны переоборудованная в бакалею для снабжения местных жителей. Одним из таких жильцов, вселившимся в квартиру в доме 93 в ноябре 1942 года и прожившим в ней до апреля 1944 года под звон колоколов церкви Св. Якова в Полях и жужжание нацистских крылатых ракет (одна разорвалась совсем рядом – на углу Дюк- и Кинг-Стрит) был легендарный английский маг Алистер Кроули.



Квартира над сырной лавкой Paxton & Whitfield стала последним лондонским адресом пожилого Зверя 666 – Collapse )
barahlo

Моя 10-ка лучших еврокраймов - 2.



6.            Город принял.



Полицейских из еврокрайма – ходульных и одномерных – часто сравнивают с героями комиксов; при этом графические романы-полициотеско в 70-е годы можно было пересчитать по пальцам, и даже самые известные из них – такие как «Комиссар Спада» Джанлуиджи Гонано и Джанни де Люка, печатавшийся в католическом еженедельнике «Иль Джорналино» с 1970 по 1982 год, - не удостоились экранизации. Тем примечательнее успех крутого милицейского комикса братьев Вайнеров и Геннадия Новожилова, по которому - сразу же после его публикации в первых номерах журнала «Смена» за 1978 год – на «Мосфильме» был запущен полнометражный фильм.
Collapse )
barahlo

Моя 10-ка лучших еврокраймов - 1.



70-е годы прошлого века стали временем расцвета жанра «еврокрайм» - жестоких, кровавых, динамичных историй о противостоянии мафии и полиции. Европейские кинематографисты от имени попавших в жернова этого противостояния простых граждан задавались вопросом: где заканчивается власть как баланс сил и начинается перманентное насилие, и кто вправе быть его носителем. Наиболее радикальные ответы были даны мастерами кино из восточных квази-государственных образований, изначально лишенных нейтрального – не обслуживающего интересы асабий – аппарата насилия. К сожалению, эти маленькие шедевры остаются в тени работ признанных мастеров италокрайма. Вот почему я решила составить свою 10-ку еврокраймов.
Collapse )
 
barahlo

Моя 10-ка лучших мэшапов – 3.



8.            Психо-цирк зажигает огни.



В первой половине 70-х годов Экспериментальное творческое объединение «Мосфильма» стало настоящей лабораторией паракинематографа. Привлеченные миражами хозрасчета и перспективой заработка в случае удачного проката «заштатные» кинематографисты приходили в кабинет Чухрая с самыми невероятными прожектами. Для начинающего режиссера Виктора Георгиева «пропуском» в ЭТО стали небывалый успех его дебютного фильма «Сильные духом», зрительская аудитория которого превысила 55 миллионов (второе место в прокате 1967 года, полученное в жесточайшей конкуренции с  другими нацисплотейшнами - «Щитом и мечом» и дилогией о «Сатурне») и умение быстро снимать, продемонстрированное в гонке, устроенной киношниками навстречу празднованию 100-летнего юбилея со дня рождения Ленина (георгиевская экранизация «Кремлевских курантов» вышла точно в назначенный срок – 22 апреля 1970 года; его конкурент Виллен Азаров (режиссер «Сатурнов») так и не смог завершить в юбилейном году «Поезд в завтрашний день», тираж которого в итоге не стали даже печатать – спустя год Ленин был уже лежалым товаром).
Collapse )
barahlo

Моя 10-ка лучших мэшапов – 2.



5.            Земля Санникова и пещерные девушки - рабыни страсти.



Леонид Попов, выпускник факультета почвоведения МГУ, режиссер «Центрнаучфильма», подал свою первую сценарную заявку на художественный фильм «Земля Санникова» еще в 1966 году. После долгих сомнений (и действительно, чем бы могла зацепить зрителя унылая фантазия пожилого корифея советской науки Обручева, напоминающая переписанные уездным гимназистом в линованную общую тетрадь куски из «Затерянного мира», «Заколдованной земли» и «Колыбели человечества»), фильм был все же поставлен в производственный план на 1971 год.Collapse )
barahlo

Моя 10-ка лучших мэшапов - 1.



За продолжающимися разговорами  о кризисе Голливуда, пытающегося залатать смысловые пустоты, образовавшиеся из-за исчерпанности наработанных схем, при помощи всевозможных ремейков, сиквелов, приквелов, ребутов, спин-оффов, кроссоверов, а теперь и мэшапов – пюреобразной смеси из разных жанров, отдельных произведений и их героев, дающей на выходе новый гибридный нарратив, - теряется главное. Кризис не только в кинопроизводстве: простодушная убежденность потребителей голливудской жвачки в том, что история мэшапа началась с выхода в 2009 году книжки «Гордость и предубеждение и зомби» и последующей ее экранизации - один из симптомов повсеместно насаждаемого постинтеллектуального обскурантизма. В действительности, жанру мэшапа уже больше 50 лет, а золотой век его пришелся на начало 70-х годов прошлого века. Вот почему я решила составить свою 10-ку лучших мэшапов.
Collapse )
barahlo

Моя маленькая боевиана -6. Тайфуны с нежными именами.


Вероятно, вы заметили:
стоит вам и вашему спутнику раскрыть зонтики,
и прогулка испорчена.

Эмиль Боев


La femme n’existe pas

Jacques Lacan

Во второй половине 70-х годов конвейер боевианы работал на полных оборотах: Богомил Райнов выпускал по одной новой книге в год, Анатолий Собкович делал русский перевод прямо с гранок, а Милен Гетов немедленно запускался с очередной экранизацией. Похождения Боева разворачивались уже не в воображаемом прошлом времен полузабытой парижской командировки Райнова, а в реальном времени, маркеры которого писатель с удовольствием расставлял в тексте. «Вышедшая на эстраду дама, вполне очевидно, прибыла сюда не из Парижа, а из какого‑нибудь вертепа превращенного в развалины Бейрута», - между делом роняет Боев в повести «Тайфуны с нежными именами», опубликованной издательством «Народна младеж» в 1977 году, и читатель сразу понимает: действие происходит прямо в момент выхода книги, сразу по окончании первого периода Гражданской войны в Ливане. Уже в 1979 году к болгарским зрителям пришла трехсерийная телеверсия повести (премьера - 23 июля), а к советским читателям – ее перевод, опубликованный сразу в двух изданиях – третьей книжке «Подвига» и не менее дефицитной «прогрессовской» серии «Современный зарубежный детектив». А точно посредине между этими двумя датами, в те дни, когда съемочная группа Болгарского телевидения отправилась на вожделенную «заграничную натуру» в Швейцарию, в прямом эфире встретились спай-фай боевианы и болгарский гебешный нон-фикшн: Collapse )
barahlo

Моя маленькая боевиана - 5. Умирать – только в крайнем случае.



Для того, чтобы убедиться в том, что стриптиз –
гадость, нужно, как минимум, увидеть его.

Виталий Витальев, «Вечер в Сохо»,
журнал «Крокодил», 1990.


– Разведка? – спрашиваю я наивно. – Вы думаете,
что органы разведки будут тратить время
 на какую‑то торговлю наркотиками?

Эмиль Боев

  «Сохо - один из кварталов в центре Лондона, - с напускным безразличием оглядывается по сторонам Эмиль Боев, наконец-то вырвавшийся из цепких объятий Родины для выполнения очередного задания: ему предстоит сорвать планируемую ЦРУ (с использованием простодушной английской мафии в качестве «наживки») провокацию против Народной Республики Болгарии, - Одна банальная улочка в центре Сохо и один банальный тип, оказавшийся в центре нашего внимания».
Collapse )