barahlo

Моя 10-ка лучших кинематографических специальных агенток - 3.



Первая чaсть здесь, вторая - здесь

8.Лидия Флоря, она же Мария Валуце, она же Лидия Северинова, она же «Актриса», она же Агент № 12.


Роковая красавица Мария Валуце, нелегально проникшая на территорию Молдавии под личиной фольклористки Лидии Флоря, без труда влюбляет в себя талантливого кишиневского пианиста Штефана, а её коллеги из базирующегося в Вене разведцентра среди бела дня похищают приехавшего на международный симпозиум отца музыканта - профессора Андрея Ротаря и пытаются склонить его к научному сотрудничеству при помощи добытого шпионкой компромата. В 1976 году, когда студия «Молдова-фильм» поручила дебютанту Иону Скутельнику постановку фильма «Агент секретной службы», трудно было представить себе менее своевременный сюжет: в недавно открывшемся в пригороде австрийской столицы Международном Институте прикладного системного анализа – детище усилий президента Джонсона и предсовмина Косыгина -западные ученые предавались совместным научным исследованиям с коллегами из Восточного блока под приглядом председателя Лондонского зоологического общества лорда Солли Цукермана и зятя «царевича Алексея» Джермена Гвишиани, в Москве заработал созданный все тем же Гвишиани филиал МИПСА – Всесоюзный научно-исследовательский институт системного анализа, а только что учрежденный в Вене совзагранбанк «Донаубанк» планомерно перекачивал «золото партии» на зарубежные счета бенефициаров из Политбюро.

Collapse )
barahlo

Моя 10-ка лучших кинематографических специальных агенток - 2.



Начало здесь

4. Лейтенантка Мара Лейя.


Завершив утренний боевой макияж, эффектная красавица с асимметричным каре достает из туалетного столика табельный пистолет Макарова и отработанным жестом загоняет его в стильную оперативную кобуру. Этот волнующий эпизод, открывающий фильм «24-25 не возвращается», вышедший на экраны 28 апреля 1969 года, очевидно, остался от режиссера Ростислава Горяева, парой лет раньше успешно дебютировавшего в популярном жанре «девушки с пушками» картиной «Ноктюрн». Доснимать фильм с рабочим названием «Браслет и Будда» пришлось уже коллеге Горяева по Рижской киностудии Алоизу Бренчу, успевшему зарекомендовать себя в детективном жанре, так что зрителям, пробирающимся сквозь хитросплетения сюжета,остается только надеяться, что лейтенантка МВД Мара Лейя (великолепная Жанна Болотова) все-таки пустит в ход свою пушку -- хотя бы в последнем акте.

Но прежде чем раздадутся выстрелы, следовательке Лейя предстоит распутать свое первое дело, улики в котором (те самые «браслет и будда») указывают на ее жениха – врача Иманта Герберта (породистый Александр Белявский, пятью годами ранее сыгравший в паре с Ларисой Соболевской в «Ночи без милосердия» Файнциммера), из клиники которого был похищен уникальный медицинский препарат «Витофан».

Загадочная и неприступная, сосредоточенная и задумчивая Мара в одиночку ведет расследование, не забывая на ходу менять эффектные наряды. Болотова снимается, как и положено рафинированной москвичке из дипломатической семьи, «в своем», не полагаясь на фантазию талантливого художника по костюмам Яниса Лаймониса Матисса, ограниченную студийным бюджетом.Черно-белые ансамбли, жакеты с воротником-стойкой и эффектной застежкой на молнии, кардиганы в стиле милитари с погончиками и накладными карманами отсылают к оп-артовским моделям и кэтсьютам, созданным для Эммы Пил Джоном Бэйтсом и Аланом Хьюзом. Мара Лейя – несомненная икона стиля, одна из самых элегантных специальных агенток, и Болотова идеально попадает в образ ледяной красавицы, высокомерно-снисходительной столичной штучки, опробованный ею еще в герасимовском «Журналисте»: ее героиня в ходе следствия ухитряется разговаривать свысока даже с «центровыми из поднебесья», легендами рижской команды «ТТТ» и женской сборной СССР по баскетболу, обладательницами всех возможных титулов и призов Сильвией Кродере и Скайдрите Будовской.
Collapse )
barahlo

Моя 10-ка лучших кинематографических специальных агенток - 1.



Даже искушенные любители кино все с большим трудом ориентируются в заполонивших в последнее время экраны русских специальных агентках - многочисленных детях Черной вдовы Наташи Романовой, выпускницах потаенных Красных уголков в темных Ленинских комнатах. Анна Полятова и Катерина Казанова, Маша Ростова и Наташа Ченкова, Оксана Воронцова и Доминика Егорова, Мелина Востокова и Елена Белова, три сестры Деревко и их совсем уже невообразимое игровое потомство (всевозможные Нади Зеленковы, Даши Федорович и Наташи Волковы) с калейдоскопической быстротой сменяют друг друга, демонстрируя зрителям стандартный до уныния набор полученных навыков шпионажа, обольщения и убийства. Но за дежурной трескотней голливудских бракоделов об эмпауэрменте суперагенток скрываются все те же приемы социально-либидозных манипуляций и потребительские практики. Между тем, отдельные эпизоды истории кинематографа показывают, что женщины в агентурной профессии могут обретать свободу для осуществления собственных стратегий. Вот почему я решила составить свою 10-ку лучших кинематографических специальных агенток.
Collapse )
barahlo

Twilight in the Underworld: с «Ночи Председателя» до «Юркиных рассветов» - 17.



Предыдущий выпуск здесь


Заговор Каинитов: Войди в каждый дом.

«Продовольственная программа на период до 1990 года» была выполнена досрочно: уже к 1989 году в каждом пятом городе и множестве сельских районов СССР было введено нормирование основных продовольственных товаров, ичезнувших из розничной сети - мяса, колбасы, животного масла, чая, муки, сахара, круп, хлеба, дрожжей, алкогольных напитков, майонеза и кондитерских изделий, а также дефицитных промтоваров — мыла, стирального порошка, соли и спичек. Подлинные цели Каинитского заговора перестали быть Темной тайной, и разработчики Колхозного Готик-Панка открыто заявили о них в одной из последних своих картин. Сериал «Войди в каждый дом», вышедший в телевизионный эфир 23 января 1990 года, стал данью памяти первому стихийному Каиниту - Первому секретарю Рязанского обкома КПСС Алексею Ларионову, тридцатью годами ранее организовавшему ритуальный геноцид колхозного и частного скота, поставивший вверенную ему область на грань голода.
Collapse )
barahlo

Twilight in the Underworld: с «Ночи Председателя» до «Юркиных рассветов» - 16.



Предыдущий выпуск здесь


Битва магов: колхозные парторги.

Колхозный парторг, занимающий нижнюю ступень (фактически, ссыльную должность) в масонской иерахии Камарильи, правящей Миром тьмы - обычно существо несамостоятельное, полностью зависящее от воли председателя-панка, как суетливый Сергей Сергеевич Волков (Анатолий Кузнецов в фильме Эдуарда Гаврилова и Валерия Кремнева «Встречи на рассвете» по сценарию своего тезки Анатолия Кузнецова, попросившего политического убежища в Великобритании через месяц после премьеры картины), или неразличимое в сумрачной тени готичного председателя, как простодушный Никита Федорович Егоров (Павел Волков в даркфике «Сердце не прощает»). Парторг решается бросить вызов своему всесильному председателю только по прямому указанию районного партийного начальства. Молодой колхозный парторг Глеб Грибов (Евгений Жариков в фильме Владимира Монахова «Любовь моя вечная» по сценарию Олега Стукалова-Погодина), подстрекаемый секретарем райкома партии Григорием Русовым (Николай Засухин), принимается травить авторитарного Председателя-панка Михаила Петровича Зубова (Анатолий Папанов), огрубевшего и озлобившегося на односельчан за 25 лет руководства колхозом. Колхозный парторг Райд (Хеленд Пеэп в фильме Игоря Ельцова «Под одной крышей» по повести Ганса Леберехта «В одном доме»), выполняя волю вновь назначенного секретаря райкома, энергичной и вдумчивой Сеппель (Айно Сеэп), наставляет на путь истинный зарапортовавшегося и отрицающего новые методы хозяйствования Председателя-панка Мари Пыдер (конечно же, Дзидра Ритенберга). Неискушенный парторг Норайр Мелойян (Армен Джигарханян в фильме Моко Акопяна «Воды поднимаются» по сценарию легендарного редактора альманаха «Рыболов-спортсмен» Хрисанфа Херсонского, укрывшегося под псевдонимом "Хрисанф Гюльназарян"), по команде из райкома начинает критиковать методы руководства своей родственницы - председателя Арев (величественная Метаксия Симонян), переставшей считаться с мнением колхозников.



Разработчики Готик-Панка, присягая на верность двум важнейшим корбукам Мира тьмы, созданным их предшественниками («Наш общий друг» и «Секретарь обкома»), делают - в полном соответствии с герметическим "символом веры" («что наверху, то и внизу») - ранее неприметного Парторга и невидимого (претендовавшего на место в рядах партийной Неписи) Секретаря Обкома полноправными участниками линейки наряду с занимающим центральную позицию в этой триаде Секретарем Райкома.
Collapse )
barahlo

Twilight in the Underworld: с «Ночи Председателя» до «Юркиных рассветов» - 15.



Предыдущий выпуск здесь


Агро-дампиры.

Если бы селекционера-генетика Авдотью Павловну вместо колхоза «Комсомолец» сослали в сельхозартель «Зеленый дол» - место действия одноименного фильма Тамары Родионовой по сценарию Сергея Антонова - ей вряд ли удалось бы безнаказанно предаться вейсманизму-морганизму: школьные опытные делянки там прочно оккупировали маленькие фанаты мичуринской агробиологии во главе с двенадцатилетним Петей Ивановым (Сережа Подмастерьев), который, списавшись с академиком Лысенко, получил от него письмо с двадцатью зернышками уникального сорта пшеницы «Чародейка» и -  вместе с товарищами по школе, создавшими секретную полеводческую бригаду, - принялся безудержно их яровизировать втайне от председателя колхоза Харитона Семеновича и нового агронома Сан Саныча (Петр Лобанов и Борис Рыжухин).
Collapse )
barahlo

Twilight in the Underworld: с «Ночи Председателя» до «Юркиных рассветов» - 14.



Предыдущий выпуск здесь


Колхозный Готик-Панк: Тайна Духа.

Колхозный Готик-Панк - универсальный кроссовер всех персонажных линеек Мира Тьмы, объединенный доминирующей темой "темной тайны" (dark mystery), средоточием которой может стать любой из героев колхозной вселенной - готичный партийный вампир или бесшабашный председатель-панк, безжалостный дампир или бестелесный гайст. Мир тьмы полон страшных тайн, но главная тайна - внутри героя, и это не тайна Крови, на которой делался акцент в линейках Готики и Панка, а тайна непознаваемого мира Духа. Готик-Панк высоко котируется у продвинутых игроков Мира тьмы не только из-за уникальной криповой атмосферы и неоднозначности сюжетных ходов, но, в первую очередь, благодаря неясной природе трудно прокачиваемых персонажей (часто относимых ньюшками к категории НЁХ) - заговорщиков-Каинитов, прозревших в себе частицу Духа и исполнившихся решимости вырваться из созданной злым демиургом сельскохозяйственной темницы и вернуть Мир к его изначальной доаграрной природе.

Collapse )
barahlo

Twilight in the Underworld: с «Ночи Председателя» до «Юркиных рассветов» - 13.



Предыдущий выпуск здесь

Игромеханика Колхозного Панка: Рулбуки.

Начинающих геймеров Мира тьмы привлекает кажущееся всемогущество Председателя-панка. «Нет у меня на него власти, - разводит руками председатель райисполкома Сулейман, рассказывая о попытках обуздать амбиции супер-Председателя таджикского колхоза Саттара Сафарова, героя фильма Бенсиона Кимягарова «Одной жизни мало», - Мне весь день по кабинетам шею мылили, что я не справился с ним. А я с ним ничего не могу сделать, и он это знает».  Неисправимые манчкины полагают, что такого Председателя -босса можно отыгрывать практически в сейф-моде, лишь при помощи подсказок из многочисленных рулбуков, таких как неоднократно переиздававшийся Сельхозгизом и разросшийся до нескольких объемистых томов «Справочник председателя колхоза», «Справочник для секретарей исполкомов сельских Советов депутатов», «Справочник бригадира колхоза и совхоза», «Справочник сельского пропагандиста» или брошюры из серий «Передовой опыт в сельском хозяйстве» и «Библиотека сельского клубного работника», однако скоро понимают тщетность таких попыток.



Мало кому из пауэргеймеров, раскачивающих мощного Председателя-Панка, удается нафармить колхозный дефицит, эксплуатируя лишь элементы игровой механики, изложенные в «Справочнике сельского механизатора», «Справочнике механизатора сельского хозяйства» и «Справочнике молодого механизатора сельского хозяйства»,  а тщательное следование  инструкциям из «Справочника коноплевода» Бориса Васильевича Лесика и фундаментального труда Сигизмунда Соломоновича Берлянда «Выращивание высоких урожаев конопли» окончательно уводит геймера от заявленных в игре целей.

Collapse )
barahlo

Twilight in the Underworld: с «Ночи Председателя» до «Юркиных рассветов» - 12.



Предыдущий выпуск здесь


Колхозный Панк: Игромеханика спаривания.

Основное отличие движков управления персонажами в Колхозной Готике и Колхозном Панке состоит в том, что партийно-хозяйственный панк осуществляет лишь внешний контроль за процессами спаривания и спаивания своих крепостных, в то время как романтически настроенный готичный Председатель и сам не прочь выпить и поучаствовать в генетических экспериментах. «Председателя нам прислали из района, хромой (sic!) старшина, - делится воспоминаниями с вновь назначенным Председателем (в одноименном готическом корбуке) его невестка Доня (разумеется, Нонна Мордюкова), - Так он две вещи хорошо умел делать: водку глушить, да кровя улучшать. Дамочек больно уважал. Я, - говорит, - сам хороших кровей, должен же вам тоже породу улучшить».

Collapse )
barahlo

Twilight in the Underworld: с «Ночи Председателя» до «Юркиных рассветов» - 11.



Предыдущий выпуск здесь

Cоль земли: Колхозная Готика, Южная Готика и Колхозный Панк.

Игроки Мира тьмы часто сравнивают советскую Колхозную готику с американской Южной готикой, указывая на общность гнетущей атмосферы, места действия (запустелая нищая глубинка), основных мотивов и персонажей - деревенской голытьбы, несущей бремя вины, отчуждения и безумия. Любители таких аналогий неизменно подчеркивают, что первая публикация знаменитого рассказа признанной королевы Южной готики Фланнери О’Коннор «Славные селяне», получившего в классическом советском переводе Владимира Муравьева неслучайное название «Соль земли», состоялась спустя год после выхода первой книги романа патриарха Колхозной готики Георгия Мокеевича Маркова «Соль земли» в майской и июньской книжках журнала «Дальний Восток» за 1954 год (как раз в то время, когда, по странному стечению обстоятельств, жюри Карловарского кинофестиваля единодушно присудило главный приз - «Хрустальный глобус» - фильму Герберта Бибермана «Соль земли»).
Collapse )