August 1st, 2021

barahlo

Моя 10-ка лучших кинематографических специальных агенток - 1.



Даже искушенные любители кино все с большим трудом ориентируются в заполонивших в последнее время экраны русских специальных агентках - многочисленных детях Черной вдовы Наташи Романовой, выпускницах потаенных Красных уголков в темных Ленинских комнатах. Анна Полятова и Катерина Казанова, Маша Ростова и Наташа Ченкова, Оксана Воронцова и Доминика Егорова, Мелина Востокова и Елена Белова, три сестры Деревко и их совсем уже невообразимое игровое потомство (всевозможные Нади Зеленковы, Даши Федорович и Наташи Волковы) с калейдоскопической быстротой сменяют друг друга, демонстрируя зрителям стандартный до уныния набор полученных навыков шпионажа, обольщения и убийства. Но за дежурной трескотней голливудских бракоделов об эмпауэрменте суперагенток скрываются все те же приемы социально-либидозных манипуляций и потребительские практики. Между тем, отдельные эпизоды истории кинематографа показывают, что женщины в агентурной профессии могут обретать свободу для осуществления собственных стратегий. Вот почему я решила составить свою 10-ку лучших кинематографических специальных агенток.
Collapse )
barahlo

Моя 10-ка лучших кинематографических специальных агенток - 2.



Начало здесь

4. Лейтенантка Мара Лейя.


Завершив утренний боевой макияж, эффектная красавица с асимметричным каре достает из туалетного столика табельный пистолет Макарова и отработанным жестом загоняет его в стильную оперативную кобуру. Этот волнующий эпизод, открывающий фильм «24-25 не возвращается», вышедший на экраны 28 апреля 1969 года, очевидно, остался от режиссера Ростислава Горяева, парой лет раньше успешно дебютировавшего в популярном жанре «девушки с пушками» картиной «Ноктюрн». Доснимать фильм с рабочим названием «Браслет и Будда» пришлось уже коллеге Горяева по Рижской киностудии Алоизу Бренчу, успевшему зарекомендовать себя в детективном жанре, так что зрителям, пробирающимся сквозь хитросплетения сюжета,остается только надеяться, что лейтенантка МВД Мара Лейя (великолепная Жанна Болотова) все-таки пустит в ход свою пушку -- хотя бы в последнем акте.

Но прежде чем раздадутся выстрелы, следовательке Лейя предстоит распутать свое первое дело, улики в котором (те самые «браслет и будда») указывают на ее жениха – врача Иманта Герберта (породистый Александр Белявский, пятью годами ранее сыгравший в паре с Ларисой Соболевской в «Ночи без милосердия» Файнциммера), из клиники которого был похищен уникальный медицинский препарат «Витофан».

Загадочная и неприступная, сосредоточенная и задумчивая Мара в одиночку ведет расследование, не забывая на ходу менять эффектные наряды. Болотова снимается, как и положено рафинированной москвичке из дипломатической семьи, «в своем», не полагаясь на фантазию талантливого художника по костюмам Яниса Лаймониса Матисса, ограниченную студийным бюджетом.Черно-белые ансамбли, жакеты с воротником-стойкой и эффектной застежкой на молнии, кардиганы в стиле милитари с погончиками и накладными карманами отсылают к оп-артовским моделям и кэтсьютам, созданным для Эммы Пил Джоном Бэйтсом и Аланом Хьюзом. Мара Лейя – несомненная икона стиля, одна из самых элегантных специальных агенток, и Болотова идеально попадает в образ ледяной красавицы, высокомерно-снисходительной столичной штучки, опробованный ею еще в герасимовском «Журналисте»: ее героиня в ходе следствия ухитряется разговаривать свысока даже с «центровыми из поднебесья», легендами рижской команды «ТТТ» и женской сборной СССР по баскетболу, обладательницами всех возможных титулов и призов Сильвией Кродере и Скайдрите Будовской.
Collapse )
barahlo

Моя 10-ка лучших кинематографических специальных агенток - 3.



Первая чaсть здесь, вторая - здесь

8.Лидия Флоря, она же Мария Валуце, она же Лидия Северинова, она же «Актриса», она же Агент № 12.


Роковая красавица Мария Валуце, нелегально проникшая на территорию Молдавии под личиной фольклористки Лидии Флоря, без труда влюбляет в себя талантливого кишиневского пианиста Штефана, а её коллеги из базирующегося в Вене разведцентра среди бела дня похищают приехавшего на международный симпозиум отца музыканта - профессора Андрея Ротаря и пытаются склонить его к научному сотрудничеству при помощи добытого шпионкой компромата. В 1976 году, когда студия «Молдова-фильм» поручила дебютанту Иону Скутельнику постановку фильма «Агент секретной службы», трудно было представить себе менее своевременный сюжет: в недавно открывшемся в пригороде австрийской столицы Международном Институте прикладного системного анализа – детище усилий президента Джонсона и предсовмина Косыгина -западные ученые предавались совместным научным исследованиям с коллегами из Восточного блока под приглядом председателя Лондонского зоологического общества лорда Солли Цукермана и зятя «царевича Алексея» Джермена Гвишиани, в Москве заработал созданный все тем же Гвишиани филиал МИПСА – Всесоюзный научно-исследовательский институт системного анализа, а только что учрежденный в Вене совзагранбанк «Донаубанк» планомерно перекачивал «золото партии» на зарубежные счета бенефициаров из Политбюро.

Collapse )