moskovitza (moskovitza) wrote,
moskovitza
moskovitza

Моя 10-ка лучших шпионских фильмов.

18.97 КБ
Кажется, назойливые рекламные плакаты с изображением смурного Джеймса Бонда и его дурнолицей боевой подруги понемногу исчезают с улиц городов и со страниц сообществ, посвященных кино. Нет смысла спрашивать голливудских бракоделов, на чьей стороне и против кого воюют эти чумазые «секретные агенты» с лицами рабочих рышковского свеклоприёмного пункта. Растерянность создателей бондианы, скрываемую за неловкими попытками «ребрендинга», легко понять – время шпионов уходит. В мире, где стремительно исчезают вестфальские границы приличия, десять малограмотных «террористов» за три дня принесут больше пользы своим хозяевам, чем армия хорошо обученных и законспирированных секретных агентов за долгие годы. Вот почему я решила составить свою 10-ку лучших фильмов о секретных агентах.

1 Следы на снегу.

Удивительный фильм Адольфа Бергункера о похождениях шпионов на восточных окраинах России вышел на экраны в 1955 году, когда стало окончательно ясно: русский Фронтир как Освоение не состоялся и уже не состоится. Да и как можно освоить принципиально неосваиваемое – эту бессмысленную ледяную пустыню, где даже местный охотник атас Быкадыров (колоритный Содном Будажапов), нашедший следы на снегу, трясется всем телом как жертва холодомора, за который и попенять-то некому. А подозрительные следы оставил участник разветвленной шпионской сети Шараборин (эффектный Михаил «Готлиб» Медведев) – беглый каторжник, ключевая фигура для понимания русского Фронтира. Бежать куда глаза глядят, бежать что есть мочи, не оглядываясь, а увидев East Coast – не останавливаться, не засадить его апельсиновыми рощами, а бежать дальше – на Аляску, а то и в Калифорнию. И Шараборин бежал бы дальше, но для тех, от кого бежали и бегут миллионы шарабориных, Фронтир – это не линия Освоения, но Граница – плотно сжатый сфинктер анально-ретентивного государства. Не случайно действие картины происходит в рудничном поселке Той Хая, секреты которого должны защитить от затаившегося там секретного агента Белолюбского (стильный Олег Жаков) сурово натужившийся чекист Роман Лукич Шелестов (Владимир Краснопольский) и его подручные – лейтенант Петренко и радистка Эверестова (Владимир Гусев и Евгения Тэн). Ведь именно недра – этот удивительный продукт земного метаболизма – являются единственной сверхценностью для коллективной анальной личности. Вот и болтается Шараборин с набитой на лбу симпатическими чернилами шифровкой (загадочный ряд из двадцати чисел) среди последних «легальных» номадов фронтира – геологов, не находя выхода, надеясь только на самолет иностранной разведки, который разорвет кромешную тьму. И удивительный серебристый болид «Бостон» прилетает, но вызволит ли он беглеца из плена Великой Анальной Ретенции? В прокате премьерного 1956 года поболеть в темных залах кинотеатров за «почтового голубя» Шараборина и «слипера» Белолюбского пришло 28.8 млн. зрителей.

2 Незваные гости.

Дебютный фильм режиссера Игоря Ельцова ошеломил зрителя кадрами авиационного десанта группы секретных агентов западной разведки на территорию Советской Прибалтики. В 1959 году, когда даже последним оставшимся в живых сторонникам независимости Эстонии было ясно, что граница – на замке, зрелище массовой заброски молодых энергичных шпионов – Вари, Фреди и Вальтера (яркие образы Хейно Мандри, Вальдо Труве и Юри Ярвета) и их опытного руководителя Окса (Антс Эскола, уже сыгравший несколькими годами ранее диверсанта в картине «Следы на снегу») по воздуху стало откровением (не зря в какой-то момент куратор из Riikliku Julgeoleku отстранил Ельцова от съемок и поставил на его место знаменитого таллинфильмовца Семена Школьникова). И пусть шпионская сеть быстро распалась из-за бдительности затаившихся в камышовых плавнях пограничников, советского лесника Репса и рыбака Андреса (комичные Хьюго Лаур и Рудольф Нуде), а любитель сладкой жизни Вальтер раскаялся под влиянием советской девушки Хильды Яарвинг (прелестная Хилья Варем). Зритель, привыкший менять знаки местами, понял: если можно проникнуть в советскую Прибалтику по воздуху, значит, можно также ее и покинуть. Сам Ельцов в 1967 году бежал в Великобританию, получил политическое убежище и умер от инфаркта в Испании - месте добровольной ссылки английских пенсионеров - на 73-м году жизни. Его соавтор поневоле Школьников остался в Эстонии и в январе этого года отметил свое девяностолетие. А некоторые из благодарных зрителей картины (26.1 млн. только в премьерном году) стали проверять небо Прибалтики на проницаемость. Последний из таких героев – Роман Свистунов – угнал кукурузник с аэродрома колхоза "Друва" Салдусского района Латвийской ССР 27 мая 1987 года (накануне ответного воздушного визита Матиаса Руста) и улетел на нем к восточному побережью острова Готланд.

3 Операция «Кобра».

Стильный шпионский фильм Дмитрия Васильева, поставленный на киностудии «Таджикфильм» в 1960 году, стал первой картиной популярного ныне суб-жанра «спай-фай»... Нет в шпионском бизнесе агента более опытного и опасного, чем немец Отто Григ. Суперагент и его спутники берутся за любое дело с энтузиазмом и удовольствием. Вот и на этот раз Григ, принявший облик юродивого больничного сторожа Юсупа, возглавляет операцию «Кобра», организованную иностранной разведкой с целью ежедневного фотографирования секретного объекта. Кроме Грига – Юсупа (яркий образ многоликого агента создал Абдулхаир Касымов), известного также в мире международного шпионажа под именем заклинателя змей Гарун-бабы, участниками "Кобры" являются незадачливый агент «Девятка», черненькая собачка с большими ушами (именно ей поручено фотографировать объект) и два стильных шпиона – Юнг и Вернер, отсиживающиеся по ту сторону границы под видом геологов. Несмотря на провал «девятки», Юсуп делает все для успешного завершения операции, прикрываясь в своих целях безумным доктором Мазуром (безупречный Олег Жаков) и его подручной – смотрительницей школьного бестиария Лютфи (грациозная Сталина Азаматова). Но приходит момент, когда старомодные методы Грига не срабатывают, и шпионы прибегают к помощи новейшей техники и технологий будущего. Кадры, изображающие агента Вернера (мужественный красавец Константин Старостин), перелетающего государственную границу на ранцевом вертолете с пропеллером на голове и в богатом оперении, давно стали классикой «спай-фай». Создатели бондианы, внимательно изучавшие картину Васильева, не сразу смогли повторить этот прием: только спустя 5 лет в фильме "Шаровая молния" Джеймсу Бонду удалось подняться в небо на ракетном ранце.

4 Пограничная тишина

Шокированные успехом пионерской картины Васильева, Брокколи и Зальцман начали еще внимательнее следить за работой своих конкурентов: отныне новые шпионские гаджеты должны были появляться только в картинах бондианы. Вот почему 10 октября 1963 года, когда мосфильмовский режиссер Аркадий Кольцатый еще только монтировал материал, отснятый на армяно-турецкой границе в Армавире, полковник СМЕРШа Роза Клебб уже выдвигала смертоносное лезвие из подошвы туфли на экранах лондонских кинотеатров. К счастью, блестящая работа Кольцатого интересна не только как эпизод войны за первенство в суб-жанре «спай-фай». Хотя, справедливости ради, надо сказать, что ядовитая заточка очень эффектно выезжает из ботинка агента Гюрзы (образ не знающего жалости профессионала – очередная удача Леонида «Алексея» Кмита, всенародно любимого чапаевского сайдкика Петьки) в сцене отчаянного поединка с лже-парикмахером Калинкиным (звездная роль Валентина Брылеева). Это еще и удивительное по глубине исследование пограничного дискурса как проявления анальной фиксации. «Целый год тихо. Ни оттуда, ни отсюда», - бормочет фрустрированный начальник заставы с трогательными позывными «Ромашка», и зритель проникается невольным сочувствием к пограничнику, способному получать удовольствие только от раздражения эрогенной слизистой мембраны Большого ануса. Именно анальный характер помогает въедливому Василию Федоровичу (достоверный Николай Граббе) разгадать таинственный шифр, которым обмениваются участники операции «Гюрза»: на портрете счастливого клиента, украшающем вывеску единственной парикмахерской кишлака Заранчи, появляются и исчезают маленькие усики.

5 Черный бизнес

В 1965 году легендарный режиссер Василий Журавлев, автор фронтирного шедевра «Граница на замке», снял один из самых загадочных шпионских триллеров – историю о том, как иностранная разведка создает агентурную сеть в психоневрологическом диспансере… Свить в Москве шпионское гнездо поручено опытной разведчице Элеоноре фон Бутберг, которая прибывает в аэропорт «Шереметьево» под видом иностранной туристки мисс Ластер (хладнокровную шпионку с блеском сыграла Маргарита Володина, полюбившаяся зрителю в эротическом триллере «Оптимистическая трагедия»). Разумеется, такое иррациональное поведение (выбор СССР как площадки эсхатологического номадизма) не может не насторожить сотрудников государственной безопасности - генерала Мельникова, майора Кравцова, капитана Громова и лейтенанта Мещерского (четверку мушкетеров-чекистов сыграли Иван Переверзев, Геннадий Юдин, Юрий Саранцев и Станислав Михин), которые начинают слежку за шпионкой при помощи ультрасовременных средств наружного наблюдения. Фон Бутберг привезла с собой целую сумку драгоценностей, но не знает, как распорядиться ими, чтобы получить доступ к секретному открытию известного конструктора Умновского – к удивлению лже-туристки, мотивация аборигенов осуществляется в иррациональных вне-экономических формах. Зритель (29.8 млн. в премьерном году) становится свидетелем отчаяния шпионки, попавшей в страну потлача - символического обмена, не основанного на рациональной калькуляции и экономической эквивалентности обмениваемых частей. Создатели картины остроумно (не скатываясь в блэксплуатацию) назвали такой безреферентный обмен «черным бизнесом», указывая на крипто-африканский modus operandi советской ойкономики, пределом которой является абсолютная трата. Не случайно единственным местом, где разведчице удается развернуть агентурную сеть, становится психдиспансер - традиционный рефугиум от всепроникающей воли к потлачу. Доблестные работники ПНД – кладовщица-фарцовщица Мэри Тараканова (восхитительная Муза Крепкогорская) и начальник картонажного цеха Горский (яркий Аркадий Толбузин) – с охотой обменивают свое участие в шпионской афере на товары иностранного происхождения, привезенные фон Бутберг…

6. Игра без ничьей

Вдохновенное полотно Юрия Кавтарадзе, вошедшее в золотой фонд студии «Грузия-фильм», и сейчас – спустя 40 лет после премьеры – смотрится как прославление шпионажа, который всегда был необычайно популярен в Грузии. Именно здесь, в Батуми, на глухих восточных задворках Средиземноморского мира, сформировалась и расцвела шпионская культура, ни в чем не уступающая по накалу страстей удивительному шпионскому раю Танжера – признанной столицы международного шпионажа на западных рубежах Mare Nostrum. Видный философ Мераб Мамардашвили сказал в одном из интервью (не случайно впервые опубликованном в журнале «Искусство кино»): «Я грузин. Я хорошо понимаю, что такое быть шпионом». Профессия секретного агента продолжает пользоваться необычайной популярностью в Грузии и в наши дни: по сообщениям российских спецслужб, в последние летние месяцы – в условиях хорошей видимости – им удавалось разоблачать по 9 грузинских шпионов ежедневно. А тогда, в 1966 году – из мутных волн Понта Эвксинского выплыл загадочный аквалангист, снял с себя блестящую вторую кожу и – в пляжных тапочках, мягкой широкополой шляпе, со «Спидолой» (скрывающей радиопередатчик) в руках – растворился среди отдыхающих на пляже Махинджаури. И начался невероятный по изобретательности шпионский боевик, в котором было всё: и заблудившийся вблизи советских границ археолог (археолог – вслед за геологом – становится легальным номадом, экспедитором сверхценных копролитов, чью личину все чаще надевает секретный агент: сперва Андрэ Бородин в «Тегеране-43», а потом и Индиана Джонс – по меткому замечанию жж-пользователя ivanchenkoval, полностью скопированный с героя Костолевского), и великолепный «спай-фай»-эпизод, в котором отчаявшийся шпион открыл стрельбу из авторучки отравленными стержнями (стреляющая авторучка появилась в бондиане только в 1983 году – в картине «Никогда не говори никогда»), и, конечно, море – море, в которое бросился разоблаченный резидент в надежде бежать в Турцию. И пусть в картине, собравшей в 1967 году 30.6 млн. зрителей, на пути беглеца встали пограничники, загримированные под отдыхающих - в том же премьерном году легендарный Олег Соханевич совершил свой невероятный морской побег в Турцию на надувном матрасе, развеяв панические слухи о железном смыкании Большого сфинктера.

7. Судьба резидента.

Самой удивительной из множества шпионских историй, вошедших в многотомную киноэпопею Вениамина Дормана Resident Good - эту энциклопедию русской жизни прошлого века – является «случайная» встреча двух тел шпионажа: француженки-«секретарши» Жозефины Клер (поп-дива Эдита Пьеха, легендарная принцесса грува) и командированного за рубеж советского «ученого-физика» Владимира Боркова (стильный Андрей Вертоградов). Шпионское задание, полученное Жозефиной от загадочного месье Кутюрье (Бронюс Бабкаускас), кажется простым: стать для советского физика телом желания. Задание, полученное Владимиром, кажется еще проще: «узнать» в Жозефине свое желание и дать себя завербовать, чтобы помочь спецслужбам выйти на след Клотца (зловещий прибалт Олев Эскола). Двух агентов на первом же свидании объединяет перверсивная гламурная чувственность: для зрителя кодом к пониманию единства этих тел шпионажа становится их интерес к коньяку и поэзии Жака Превера (нехитрая анаграмма фамилии Prévert - перверт). На деле же оказывается, что задача Володи – неизмеримо сложнее. Если тело Жозефины скрывает всего лишь мужское вожделение, фактически, являясь телом без органов (и потому участие в задуманной органами вербовочной операции для нее лишь эпизод), то Борков – фантомное тело, пенетрационные органы которого дистанционно управляются пенитенциарными органами его Родины. Володя – не мужчина, но воплощение силы, назначившей его мужчиной, и потому он непобедим. Фантазмирование Боркова – не просто репрезентация анального сознания, воспринимающего внешний мир из темных глубин платоновской пещеры, но и – как убедительно показывает Дорман - беспроигрышная стратегия шпионажа (ученый-физик не сразу «считывается» как агент даже подготовленным зрителем). Именно поэтому западные спецслужбы пытались и пытаются вбить клин между коллективным телесным филумом нашего народа и его доблестными органами (не случайно делёзовская концепция Le corps-sans-organes была обнародована одновременно с выходом «Судьбы резидента»).

8. Пятьдесят на пятьдесят.

Зубодробительный боевик великого мастера Александра Файнциммера, снятый в 1972 году по сценарию писателя-фантаста Зиновия Юрьева, произвел революцию в жанре шпионского кино. Бесхитростную историю о попытке американской и английской разведок выкрасть результаты крупного научного открытия советских ученых Файнциммер превратил в самый реальный, жесткий, динамичный экшн 70-х годов, сохранив при этом все любимые зрителем атрибуты магии шпионажа.
Абсолютная режиссерская удача – выбор всенародного любимца Василия Ланового на главную роль секретного агента. Волгин в подаче Ланового – классический герой-одиночка, безжалостная бестия, идущая напролом к цели, человек из железа, обладающий невероятными способностями (восхищает скорость, с которой он выучивает наизусть страницу текста на иностранном языке) и притягивающий женщин как магнит – феромоны Волгина в равной степени дурманят юную Сильвию Гранвиль (великолепная Наталья Величко легко переигрывает в роли отважной связной, переправляющей ценную магнитную пленку из Берлина в Будапешт, всех боевых подруг Джеймса Бонда, вместе взятых) и опытную Барбару Китс (уникальный сексаппил Ирины Скобцевой идеально раскрывается в антураже шпионского боевика – у Файнциммера она так же хороша, как и в роли Анны Блоу из снятого в том же году «Тайника у Красных камней»). Но по-настояшему революционным делает фильм то, что главный герой наделяется атрибутами злодея. Именно Волгин – а не его карикатурные соперники (чего стоит один только герой Игоря Ледогорова - вражеский агент Роберт Маленц, он же Хью Дадленд, он же швейцарский турист Руаззо, он же какой-то совсем уже невообразимый Вуалякс) – не задумываясь (ведь до предполагаемой даты диверсии на охраняемом объекте остается менее суток) применяет зловещую «сыворотку правды» (ту самую загадочную субстанцию советских спецслужб СП-17), чтобы узнать у главы английской разведывательной миссии в Восточном Берлине Понса-Реджинальда Роуза (запоминающийся Владимир Осенев) имя ученого-предателя:
-Имя, Понс, имя!
-Я....боюсь...
-Имя, быстро!
-Его зовут...
Чтобы узнать, как зовут предателя, на премьерные показы в кинотеатры пришло 31.9 млн. зрителей. А конкуренты так и не смогли обойти Файнциммера в ошеломляющей откровенности показа грязных методов работы спецслужб. Даже в вышедшей через 10 лет «Осьминожке» применить «сыворотку правды» (смесь пентотала соды и яда кураре) грозится не Бонд, а главный злодей Камал Кхан. Только в наши дни, когда старые представления о приличиях окончательно отброшены, соотечественники Камала Кхана могут открыто заявлять о намерении ввести "сыворотку правды" Азаму Амиру Касабу - т.н. «террористу», участвовавшему в нападении на Бомбей.

9 Смерть на взлете

Когда в 1981 году знаменитый таджикский режиссер Хасан Шарифович Бакаев запускался на «Мосфильме» с малобюджетной картиной по квоте Госкино для союзных республик, мало кто мог предположить, что результатом станет одно из интереснейших кинематографических исследований феномена научно-промышленного шпионажа. Как известно, после изобретения Мичуриным тамбовского персика, а Марром – яфетического языка, интерес всего мира к советской науке стал так назойлив, что ее пришлось полностью засекретить. Но это не остановило желающих воспользоваться плодами труда советских ученых, успешно разрабатывавших и внедрявших «закрывающие» технологии. Одним из таких ученых был 33-х летний Игорь Александрович Крымов, изобретатель новой бронебойной стали, способной революционным образом изменить образ жизни людей на 1/6 части суши. На рассеянного доверчивого Крымова (отличная работа неприметного товстоноговца Юрия Демича) начинает охоту иностранная разведка, окопавшаяся в СССР под видом торгового представительства фирмы "Торренс". Главным оружием секретной агентуры, возглавляемой зловещим Максом Бейном (Леонид Сатановский), является, конечно же, женщина – ледяная блондинка Эвви Мейер по кличке "Джильберт" (звездная роль Нелли Пшенной). Ее то – под видом переводчицы Норы - и отправляют в Лужники на «случайную» встречу с молодым ученым. Наивный психотик Крымов быстро теряет голову и попадает в удивительный мир промышленного шпионажа. Это мир, буквально переполненный удивительными гаджетами – воображение зрителя поражают и шпионский фотоаппарат, которым Нора фотографирует секретные расчеты ученого, и загадочные часы с передатчиком, позволяющие агентам прослушивать разговоры Крымова. Но несомненной вершиной «спай-фай» является сцена коварного убийства профессионального карманника по кличке «Кадет» (Виктор Фокин) с помощью зажигалки. Получив зажигалку в обмен на украденные микрочипы, Кадет с видимым удовольствием разглядывает импортную вещицу, прикуривает… и тут вылетевшая из корпуса зажигалки отравленная игла убивает незадачливого адепта карго-культа (нужно ли напоминать, что зажигалка-убийца появилась в арсенале Бонда только в 1989 году – в «Лицензии на убийство»). И ошеломленный зритель понимает – это убийство не будет последним…

10. Бармен из «Золотого якоря».

Великий певец русского фронтира Виктор Живолуб не случайно поместил действие самой известной своей картины, поставленной на студии Горького в 1986 году, в эффектные кулисы Новороссийского порта. На южных морских рубежах России пограничный синдром проявляется особенно ярко, ведь номос Моря с его абсолютной свободой и рациональным хаосом абсолютно чужд стражам платоновской космической пещеры. Никогда Черное море не станет для русского пограничника Mare Nostrum, но всегда будет источником неприятностей. Вот и лейтенант Корецкий (популярный Андрей Ростоцкий), разглядывая в бинокль команду случайно зашедшего в провинциальный порт иностранного судна, видит в ней если и не сомалийских пиратов, то, как минимум, фарцовщиков и шпионов. «На каждом по крайней мере три пары джинсов, - недовольно бормочет молоденький пограничник, - А вот и господа Примарио, дядя и племянник – явно работают на разведку, иначе зачем они во время стоянки ходят в краеведческий музей». И фантазии Корецкого материализуются – с борта танкера «Катарина» под покровом ночи через кессонную камеру на советский берег в стильном гидрокостюме пробирается матерый секретный агент Макс Паттерсон (прекрасный Альгис Матулионис, «шпион, которого я любила»). У Паттерсона не очень интересное задание – он должен проникнуть в тщательно охраняемый город Приморск и установить систему наблюдения за подводными лодками, выходящими на боевое дежурство. Зрителям и Паттерсону хорошо известно, что никаких подводных лодок в районе Новороссийска нет (о том, что там нет вообще ничего, сообщает иностранный матрос: «Россия, что за страна! Ничего нет - никогда: водки нет, девочек нет, наркотиков нет»), но шпионские сети уже расставлены. Матрос-разведчик Корнель Флеран завербовал порочную администраторшу ресторана «Золотой якорь» Анну (чувственная Татьяна Догилева) и с ее помощью устроил умелую провокацию против недалекого, но падкого до сладкой жизни бармена Николая Зверева (пронимающий до дрожи в своей достоверности Евгений Герасимов). Став игрушкой в руках иностранных агентов, Николай не имеет выбора – через своего знакомого пограничника Корецкого и его простодушную невесту Аленку (очаровательно невинная Наталья Вавилова) он должен получить разрешение на проезд в Приморск. Шпионам, координирующим операцию с борта парохода, помогает следить за действиями Николая чудо-гаджет – зажигалка Анны с вмонтированным подслушивающим устройством... Впереди – полная саспенса шпионская история, собравшая 17,2 млн. зрителей в предельно конкурентном прокате 1986 года.


Такова моя 10-ка лучших фильмах о секретных агентах – людях опасной и нужной профессии, помогающих сдвигать границу, отделяющую порядок от хаоса. А какие шпионские фильмы нравятся вам? Было бы интересно знать.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 114 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →