moskovitza (moskovitza) wrote,
moskovitza
moskovitza

Category:

Моя 10-ка лучших фильмов о еде.

21.77 КБ
Кино и еда – эти два слова редко вызывают устойчивые ассоциации, разве что вспомнится нестерпимый запах попкорна в темном зале мультиплекса, или предстанет перед глазами молодая жена маститого кинорежиссера, отчаянно борющаяся с куском пищевой фольги в попытке изобразить «голого повара» в лицензионной версии успешного ТВ-шоу. Но теперь, когда – после «восьми тучных лет» – розовощекую голландскую картошку на полках магазинов вытесняет её сизый нечерноземный симулякр, даже любители “электрических снов наяву” начинают с трепетом относиться к еде. Вот почему я решила составить свою 10-ку лучших фильмов о еде - фильмов, раскрывающих зрителю тайны гастрономической культуры.

1. Похороны А. Д. Цюрупы

Картина «Похороны А. Д. Цюрупы», вышедшая в прокат под названием «Похороны А. Д. Цурюпы», не была первой в творчестве легендарной документалистки Лидии Ильиничны Степановой. Ранее в том же 1928 году массовый зритель благосклонно принял ее работы «8 Марта» и «Борьба с сифилисом». Степанова, работая в заданных рамках документального кино (надо ли напоминать, что документальным был и первый фильм о еде в истории кинематографа – «Кормление ребенка» братьев Люмьер), создала свой уникальный жанр – экзистенциальную хронику, в которой информационный повод отступает на второй план, давая простор для вневременных размышлений и обобщений. Так, похороны легендарного Наркома продовольствия в подаче Степановой становятся великим праздником Русского Космизма - ожиданием чуда Воскрешения через Голод и Гниль. Всю свою короткую жизнь Цюрупа отдал великому делу Голода, помня и развивая на практике федоровский завет: Воскрешение умерших, а, значит, и воссоздание себя в жизнь вечную, может произойти только из Гнили, из самых основных начал, на которые разлагается всякое человеческое существо. Король продразверстки делал все, чтобы превратить еду из обычного, повседневного блага (гимвали) в жертвенный предмет абсолютной траты (потлач). Цюрупа, как никто другой, умел не просто отобрать хлеб у крестьян, но и вывезти его в города, наилучшим образом способные производить Гниль. В ожидании абсолютного Голода и последующего Русского Воскрешения Александр Дмитриевич не раз совершал экстатические хождения – падал в голодные обмороки прямо в хлебных эшелонах и загадочных спецраспределителях. Свидетелем одного из таких восхищений на небеса стал Владимир Ильич Ленин: нарком-космист упал в обморок на заседании Совнаркома. Вот как описывает этот случай великая Мария Прилежаева в повести «Жизнь Ленина»:
«Цюрупа встал. И вдруг пошатнулся и рухнул без сознания на пол.
Ленин вскочил, подбежал, сдвинул брови, внимательно вгляделся в Цюрупу. Как
исхудал! Ни кровинки в лице. Под глазами черные ямы.
"От голода. Изголодался Цюрупа!" - понял Владимир Ильич».
Прошло несколько лет, и мир увидел глазами Лидии Степановой, как прах Цюрупы находит упокоение в Кремлевской стене, вблизи мощей Ильича, терпеливо ожидающего Воскрешения.
.
2 Крестьяне

Фильм Фридриха Эрмлера, поставленный на «Ленфильме» в 1934 году, стал одним из первых киноисследований феномена еды в анимистических сообществах… Начальник политотдела Николай Миронович (мейерхольдовец Николай Боголюбов) приезжает в загнивающий свиноводческий колхоз "Лебяжьи горки" и встречается с понятной настороженностью аборигенов. Включение гостя в сообщество крестьян должно произойти в ходе ритуальной совместной трапезы, заключающейся в изнурительном истреблении гигантской горы пельменей под руководством деда Анисима (колоритный Владимир Гардин). Для анимистов-свиноводов совместный прием пищи - не просто таинство причастия (интересно, что подавленные оральной обсессией создатели «Большой жратвы» - неловкого ремейка пельменной сцены «Крестьян» – не заметили этот мотив эвхаристии). Общая трапеза - высший знак доверия, ведь во время еды чужак может извлечь души хозяев через рот с помощью враждебной магии. Но крестьяне знают, что единение, оформленное общим застольем, не обязательно должно быть окончательным, чаще всего оно продолжается лишь в период переваривания предложенного угощения. (Это явление отмечал еще капитан Лайон у эскимосов, которые считали его своим гостем лишь в течение 24 часов). И когда один из туземцев, вертя в руке пельменину, озорно восклицает: “Последняя во рту, а на первой сижу!”, - зритель догадывается: крестьяне прибегли к той же хитрости, что и индейцы из племени манданов, заменившие свой пищеварительный тракт полым камышом. Благодаря этой уловке пища не задерживалась в теле, т.е. не переваривалась, и манданам удалось обмануть ужасного вождя Манигу. Так и обитатели «Лебяжьих горок», чтобы не иметь ничего общего с эмиссаром Тьмы, отказались от переваривания пельменей. Пройдет много времени, прежде чем Миронычу удастся обернуть этот психо-физиологический феномен (орально-анальную непрерывность) на пользу пославшим его вождям. В конце картины перед зрителем предстают уже не хитроумные крестьяне, но опрятные oranusы (т.н. «ротожопы»), поющие гимн новому соматическому счастью. «Да нальются поросята небывалым жиром!», - восклицает победивший Мироныч. Не случайно в 1935 году жюри Московского кинофестиваля – одного из старейших и престижнейших киносмотров – отметило высокими наградами как работу Эрмлера, так и фильм Уолта Диснея «Три поросенка».

3 Кубанские казаки

Картина, задуманная великим певцом аутсайда Иваном Пырьевым как кинокомикс (экранизация супер-популярного гастрономического комикса «Книга о вкусной и здоровой пище» и сейчас – спустя 60 лет - остается единственной в своем роде: вряд ли «Джули и Джулия», снятая по поваренной книге Джулии Пауэлл, сможет оспорить это первенство), стала несомненным шедевром кулинарной этнологии. Как указывает Леви-Строс, человек может употреблять пищу в трех видах: сыром, гнилом и приготовленном. Пырьев помещает изумленного зрителя прямо в середину этого Кулинарного треугольника. Продовольственное изобилие представлено в фильме исключительно сырой едой (поражают воображение бесконечные кадры колхозной ярмарки с изображением гор арбузов и дынь, вошедшие в качестве цитат в большинство последующих выпусков комикса «О вкусной и здоровой пище»). Председателя колхоза-миллионера не случайно зовут Гордей Ворон (одна из первых ролей Сергея Лукьянова – гениального оборотня из «Государственного преступника») – ведь ворон питается падалью, или, в терминологии русских космистов, гнилью. Матримониальные устремления Гордея, влюбленного в неприступную казачку, прямо отсылают к мифу микмаков, в котором на свадьбе ворона подается гнилая пища. И, наконец, имя председателя колхоза "Заветы Ильича " Галины Пересветовой (очередная муза режиссера Марина Ладынина) расшифровывается как Gallina Blanca. Разумеется, речь идет не о белой курице (согласно Дарби, куры использовались в первых очагах цивилизации скорее в ритуалах и жертвоприношениях, чем в качестве пищи), а о бульонном кубике – классическом жупеле «приготовленной» еды, вызывающем в памяти невыветриваемый глютаминатно-натриевый запах фаст-фудов и офисных столовых.

Так Пырьев меняет фокус зрительского интереса: если саспенс комиксов «О вкусной и здоровой пище» держится на внезапном исчезновении или смене положения предметов сервировки стола (в основном, вилок и пробок), то в фильме зрителю приходится выбирать из тройственной оппозиции приготовленное/ сырое/ гнилое. И тут на помощь приходит дуальный оператор природа/ культура. Отталкивающе-«культурное» поведение Галины, придерживающей лошадь на скачках, чтобы подстроить победу Гордея, недвусмысленно исключает «приготовленное» из кулинарных предпочтений зрителя.

4 В степях Украины

От куратора комикса «О вкусной и здоровой пище», знаменитого человека-колбасы Анастаса Микояна, не укрылся криптозооморфный характер героев первой экранизации книги – Ворона и Галины. В то время зооморфные мутанты становились привычными героями комиксов, но Микоян хотел большего. И вот спустя два года после премьеры «Кубанских казаков» режиссер Тимофей Левчук снял на Киевской студии уникальный кинокомикс с криптобораморфными героями. В основе картины – сценическая версия (режиссер Гнат Юра) одноименной комедии Александра Корнейчука, посвященной борьбе хорошего с лучшим – председателя колхоза "Тихая жизнь" Кондрата Галушки и председателя колхоза «Смерть капитализму» Селивона Чеснока (легендарные киевские театральные актеры Юрий Шумский и Дмитрий Милютенко). Семантическая позиция героев из степей Украины близка к описанной Леви-Стросом в степях центральной Бразилии: Человек-Галушка выступает как соблазнитель, имитирующий желанное изобилие (пьеса была написана по горячим следам голодомора с его каннибалистическими эксцессами), а Человек-Чеснок – как оберег (Корнейчук, разумеется, исходил из широко распространенной на Украине ашкеназской традиции, приписывающей чесноку апотропеическую силу). Медиатором дружбы-вражды Чеснока, думающего о завтрашнем дне и Галушки, успокоившегося на достигнутом, выступает представитель власти старший милиционер Редька (Иван Маркевич). В предложенной Леви-Стросом кулинарной системе декларируется сходство между вареным и гнилым продуктом - тут нельзя не вспомнить об испанском обычае называть вареное блюдо «гнилым горшком» (olla podrida), наверняка известном Бигасу Луне, автору бораморфной картины «Ветчина, ветчина», главного героя которой не случайно зовут Чоризо. Будет ли съеден Кондрат Галушка как горшок вареных галушек, или получит шанс на Воскрешение из Гнили? – вопрос, которым задавалось не одно поколение зрителей и кинематографистов (несомненное влияние шедевра Корнейчука-Юры-Левчука прослеживается в недавних каннибалистских "Пельменях" Фрута Чаня).

5. Дайте жалобную книгу.

В 1964 году, когда комедия Эльдара Рязанова вышла на большой экран, она смотрелась как актуальная (на фоне волнений в Беркли) история о самозахвате московского ресторана «Одуванчик» группой левацких экстремистов с целью создания тематического (т.н. «молодежного») кафе. Может быть, поэтому осталась незамеченной главная тема картины – исследование особенностей общего застолья у анимистов. По Фрезеру, совместная трапеза случайных людей невозможна, поскольку во время принятия пищи злонамеренный сотрапезник может похитить ваш дух через открытый рот. Предосторожности во время еды никогда не бывают лишними – суматрийские батаки и мадагаскарские зафиманелы во время пиршества плотно закрывают двери своего жилища, туземцы варуа никому не позволяют подсматривать за ними во время еды и питья. Не составляют исключения и жители России – европейский путешественник напрасно искал бы в российских деревнях «маленькие уютные ресторанчики»; даже сельские столовые не прижились здесь, несмотря на их насильственное насаждение во время стильных голодоморов 1891 и 1898 годов. Как заметил по этому поводу граф Толстой, устройству столовых селяне предпочитают выдачу провианта на руки, чтобы схомячить его по хатам (привычная схема окормления бутылкой водки и кульком конфет через сельпо). «Кофе-чай надо дома пить, а не по ресторанам ходить», - не раз бросит в лицо посетителям плотоядная официантка «Одуванчика» Клава Распопова ( эффектная Татьяна Гаврилова). Города – как показывает Рязанов – составляют исключение в культуре застолья в силу того, что городская жизнь привлекает людей отверженных, в отчаянии бросивших вызов богам и попирающих пищевые табу – т.н. «воров» (по Федорову, город способен производить только тление, Гниение и ржавчину). Именно воры собираются в ресторанах, чтобы «погулять» - выпить, поесть загадочной «нарезки», послушать душераздирающую музыку, подраться, побить посуду и зеркала. И – конечно же – установить необходимую для выживания симпатическую связь: совместная еда физически объединяет (на время переваривания пищи) и всякий вред, причиненный сотрапезнику, рикошетом с той же силой ударит по злоумышленнику. Горько видеть, что против левацкого беспредела, уничтожающего рефугиум анимистов с присваивающим менталитетом, бессильны и завсегдатаи «Одуванчика» - городские маргиналы Трус, Балбес и Бывалый (участники знаменитой кино-франшизы Вицин, Никулин и Моргунов), и отважно идущие «против течения» работники общепита Кутайцев и Постников (Анатолий Папанов и Николай Парфенов). К счастью, у нынешних зрителей есть преимущество перед участниками премьерных показов – они знают, что наши рестораны устояли перед бурями времени и сохранили свои сакральные функции…

6 Повинную голову

Проницательные сыщики из команды «ЗнаТоКи» получили всемирную известность как прототипы героев сериала X-Files. Бесплотная профессионалка-криминалистка Зиночка Кибрит (Эльза Леждей) долгие годы занимала место Скалли, а коллективного Малдера персонифицировали плотоядный Томин (Леонид Каневский - «телесный низ») и неземной Знаменский (Геннадий Мартынюк - «духовный верх»). ЗнаТоКов – так же, как и Скалли с Малдером – всегда интересовали невероятные случаи, необъяснимые инструментальными редукционистскими методами. Вот и в фильме «Повинную голову», снятом штатным режиссером мистического телецикла Вячеславом Бровкиным в 1971 году, именно воля к разрыву рационального помогла следователю Знаменскому распутать дело о неучтенных излишках еды, образовавшихся в кондитерском цехе московского ресторана «Ангара». Излишки – первая форма и вечное проклятие капитала, которому может быть противопоставлена только тяга к абсолютной трате. Желание "полной утраты", manque-a-etre – вот что отличает анимистическое сообщество, ибо только абсолютное отсутствие преврашает еду в сакральный предмет. Именно в качестве предмета, изъятого из обращения, еда становится "даром", нарушающим в своей циркуляции гомеостаз Реального… Вызов русскому символическому обмену решился бросить хитроумный бездушный делец - заведующий производством "Ангары" Кудряшов (элегантный Леонид Броневой), привлекший к своим махинациям беззащитную Маслову (прелестная Анна Антоненко). Вопреки спущенным сверху показателям естественной убыли, Кудряшов стал не уменьшать, а увеличивать количество выпускаемых кондитерским цехом пирожных «картошка» и «эклер» (напомним, вредитель Герасим в «Крестьянах» также стремился предательски увеличить поголовье свиней), после чего пускал их в продажу под видом «товара». Зритель с волнением следит, как майор Знаменский, умело абстрагирующийся от привычных для мира еды бинарных оппозиций «излишки/недоимки», «продразверстка/продналог», «барщина/оброк», «недостача/хищение», «усушка/утруска», раскрывает замысел Кудряшова и возвращает пирожным «картошка» и «эклер» их сакральный статус.

7 Прощайте, фараоны!

Режиссер Вячеслав Винник немало рисковал, когда запустился на Одесской киностудии с экранизацией всенародно любимой пьесы талантливого драматурга Алексея Коломийца «Фараоны». К 13 января 1975 года, когда фильм вышел на экраны, «Фараоны» с триумфом шли более чем в 70 украинских театрах – зрители снова и снова хотели смеяться над похождениями незадачливых колхозных травести. Но Винник – при содействии знаменитого мультипликатора Давида Черкасского – не случайно переименовал пьесу в «Прощайте, фараоны!». Фильм стал прощанием с репрессивными мифами прошлого – так герметизм в свое время распрощался с фальсификатом «египетской мудрости», оказавшейся на поверку греческими гностическими апокрифами (не за горами и прощание с «древними седыми пирамидами», железобетонные основания которых все чаще попадают в объективы туристических камер). Винник и Черкасский в своей картине не только отвергают мачистскую теорию кухни как отражения физиологии брачного союза, но и решительно выступают против диетического террора, навязанного женщинам. Зрители радостно приветствуют превращение колхозника Николая Тарана (блеклый Николай Слезка) из домашнего тирана в первого украинского гастросексуала: Таран не просто считает заботу о кухне делом мужчин, как это принято, например, у северных племен атапасков, но рассчитывает с помощью своих кулинарных способностей заручиться приязнью Одарки (синеокая красавица Людмила Алфимова, навсегда связавшая свою судьбу с Винничиной, где проходили съемки фильма). Сцена нажористого и пьяного застолья, устроенного Тараном для Одарки и ее подруг – Ульяны и Катри (Людмила Приходько и Наталья Радолицкая) - смотрится как триумфальное прощание с женским соматическим рессантимантом. Кажется невероятным, что более четверти века назад украинские мастера культуры решились возвысить свой голос против тех, кто рассматривает женское тело исключительно как артефакт репрессии, обрекая его на непрерывную пытку с целью унизительной подгонки под симулятивные образцы т.н. «красоты».

8 Приехали на конкурс повара.

Через два года после триумфального успеха «Невесты с Севера» - одного из успешнейших кинематографических исследований обрядов перехода в традиционных обществах – Нерсес Гедеонович Оганесян поставил на киностудии «Арменфильм» картину, бросившую вызов стремительно набиравшему силу гастрономическому эскапизму. В середине 70-х годов общество потребления решительно отмахнулось от идеалов русского космизма: красноармейские ржавые селедки оделись в мелкобуржуазные шубы, по сию пору воспеваемые представительницами творческой интеллигенции, а сдобренная шомпольным маслом промерзшая падаль из продовольственных распределителей Цюрупы укрылась в сладострастно трепещущем розовом теле докторской Колбасы – эрзаца космической Свободы. Культу приготовленной еды, еще недавно, казалось, навсегда исключенной из Кулинарного треугольника, посвящались удивительные обряды – т.н. Конкурсы мастеров кулинарного искусства на московской Выставке достижений народного хозяйства. На такой конкурс и приезжает троица армянских поваров – Амо, Ерванд и Татул (непременные участники фильмов Оганесяна Армен Джигарханян, Ерванд Манарян и Степан Арутюнян). Зритель начинает томиться в ожидании удивительного гастрономического переживания – воображение подсказывает этакий «фьюжн» кавказской, русской и европейской кухни: шашлык из сухожилий, азу по-татарски, сочные люляки-баб и прочую шау(ве?)рму из сырья, обильно поставляемого железнодорожной полосой отчуждения. И тут выясняется, что армянские повара не собираются участвовать в схоластических диспутах о том, что можно, а что нельзя класть в долму. Ведь их «секретным» оружием является Пища богов - привезенный с собой чемодан отборной травы. После съемок «Невесты с Севера» Оганесян, вероятно, проникся идеями Русского мира как цивилизации конопли. Разве может маклюба или лохма мушуйя дать потомкам скифов такую же жизненную энергию, как пирожок с травой? Содержимое чемодана так захватило Амо, Ерванда и Татула, что они – забыв о конкурсе – пустились во все тяжкие, пытаясь устроить личную жизнь крановщицы поневоле Наташи (нелепая Евгения Симонова) и идейного крановщика Володи (брутальный красавец Борис Щербаков). И только амбициозный соперник армянских поваров Стефанэ (любимец Оганесяна Ара Бабаджанян) продолжал симулировать оральную фиксацию в пустой надежде уподобиться более удачливым народам Средиземноморского мира.

9 Из жизни фруктов

В 1981 году режиссер Виктор Турбин, приглашенный в сериал «Следствие ведут ЗнаТоКи» на смену уставшему Вячеславу Бровкину, снял одну из самых мистических картин популярного цикла – историю о борьбе комитета народного контроля с злоупотреблениями на плодоовощной базе. Овощебаза! Сердцевина Русского мира, куда свозят то немногое, что отдала крестьянину бесплодная земля Среднерусской возвышенности, чтобы сгноить в загадочном апогее потлача. Именно сюда, на Овощебазу, входит бесстрашный подполковник Знаменский, как в ворота Гнилого мира, чеканную формулу которого приводит пытливый исследователь этого феномена Леви-Строс: «Гнилой мир – это дождь, грязь, болезнетворная радуга, короткая жизнь». Но для Знаменского посещение Овощебазы – это не обряд инициации, как для тысяч студентов и научных сотрудников, прикасающихся к великой тайне Гнилого как результата естественной переработки Сырой пищи. Знатокам предстоит раскрыть заговор преступной группировки, пытающейся противостоять Абсолютной трате – злоумышленникам удалось похитить три вагона с помидорами и, ссылаясь на нормы естественной убыли, изъять их из процесса Гниения. Но, как оказывается, за вороватым начальником цеха Васькиным (эффектный Евгений Лазарев) и его подручным кладовщиком Малаховым (привычно обаятельный Леонид Куравлев) стоят куда более серьезные силы – т.н. «перекупщики», которые не останавливаются даже перед грубым шантажом Знаменского и Томина. Картина «Из жизни фруктов» стала предупреждением для всех русских космистов – вредительство на Овощебазах ставит под угрозу проект Воскрешения через Голод и Гниль. Не случайно меньше чем через год после выхода фильма майский (1982 г.) Пленум ЦК КПСС принял постановление «О проекте Продовольственной программы СССР на период до 1990 года», направленное на создание условий для полного уничтожения Еды. Увы, тревожный сигнал от создателей «Знатоков» прозвучал слишком поздно: последнему усилию русского космизма не суждено было реализоваться.

10 Последнее дело Вареного.

В 1993 году маститый ленфильмовец Виталий Мельников (автор таких мега-хитов как «Семь невест ефрейтора Збруева» и «Выйти замуж за капитана») снял при участии Клары-Юлии Иосифовны Самойловой удивительный провидческий фильм о наступлении пищевых мутагенов и об опасности, которую они представляют для человека. В вышедшей годом раньше книге «Пища богов» Теренс Маккена предупреждал, что употребление пищи, содержащей сотни малоизученных консервантов и добавок, сопряжено с риском и чревато непредсказуемыми последствиями, и призывал расширить повседневный рацион за счет проверенных многовековой историей психоактивных соединений. Сценарист Владимир Зайкин поставил героя картины - молодого экспедитора Сизухина (талантливый Виталий Скворкин, после съемок картины уехавший во Францию) - именно перед таким выбором. Сизухин случайно узнает, что фирма, в которой он работает, под видом перевозок детского питания занимается контрабандой кокаина. Окончательно растерявшийся экспедитор не знает, что делать: поддерживать дальше пищевых лоббистов, наводняющих страну суррогатами материнского молока, превращающими младенцев в овощей, или занять сторону наркомафии, поставляющей продукцию, служащую катализатором саморефлексии. И тогда на помощь приходит профессиональный вор Василий Варенцов по кличке «Вареный» (яркий Виктор Степанов). Выбор волшебного помощника не случаен: вор является носителем исконно русского присваивающего менталитета, в месте, где появляется василиск (Василий), умирает всё живое, а растения чернеют и гниют, и, наконец, согласно Леви-Стросу, вареное тождественно гнилому, а, значит, Вареный является Гнилым (Rotten). Выбор Вареного (Гнилого) безошибочен – конечно же, он против Приготовленного (смертоносных меланиновых молочных смесей), а потому снова и снова возвращает главарю мафии Кашурникову (обаятельный Андрей Ургант) выручку от продажи Сырого (наркотики растительного происхождения). Так Русский мир – по Мельникову - символически отторгает соблазны «кухни» в стремлении вернуться к своим доаграрным истокам, к тем счастливым временам, когда обитатели бескрайних равнин благословенной Внутренней Монголии питались листьями, древесными грибами и гнилым деревом.

Такова моя 10-ка лучших фильмов о еде. А какие фильмы о загадочном мире гастрономии нравятся вам? Было бы интересно знать.
17.62 КБ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 117 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →