moskovitza (moskovitza) wrote,
moskovitza
moskovitza

Categories:

Моя 10-ка лучших фильмов-адвенчур - 1.

17.18 КБ
Стоит ли вообще сегодня упоминать о таком жанре как адвенчура? Не является ли полное и безоговорочное забвение, в котором он находится, лучшим доказательством выморочности и нежизнеспособности игрового мира, устроенного как гигантская нудная головоломка? Поманив геймеров россказнями об уникальных возможностях 3D и интерактивного кино, так и не наполнившимися реальным содержанием, пошелестев яркими упаковками экшена и RPG, разрабы начала 90-ых “сдали” квесты на откуп франшизным ремесленникам, способным только снова и снова заполнять экраны бесконечно возвращающимися мумиями, замотанными в грязные портянки, невнятными царями скорпионов, да иллюминатской нечистью. Вот почему я решила вернуться к истокам квестомании и составить свою 10-ку лучших адвенчур – уникального мистериального жанра, в увлекательной форме отправляющего зрителя в инициатическое путешествие по глубинам собственного сознания.

1. Тайна горного озера.

С этого фильма, поставленного королем психоделии Александром Роу на Ереванской киностудии в 1953 году, и началась квестомания. История о том, как армянские школьники, решившие помочь геологической экспедиции в поисках воды, оказались пленниками огромной пещеры, поражает жанровой чистотой: никакого обессмысливающего адвенчурный нарратив экшена, никаких дешевых аркад, полтора часа атмосферного геймплея в таинственных и жутких подземных лабиринтах, в неравной схватке с невидимым Осирисом - мертвым темным богом подземных рек. Ужасное предание о том, как злое чудовище упрятало полноводную реку под землю, Камо, Никита, Грикор и их подружка Асмик узнают от местного старожила деда Асатура, блестяще сыгранного 50-летним Гургеном Габриеляном, знаменитым актёром, режиссёром, переводчиком, драматургом и педагогом, ушедшим из жизни через 2 года после премьеры фильма. (В те времена, когда Роу снимал свою картину, миф о долгожителях Кавказа, вскормленных аджикой и кинзой, еще не сложился. Рекордный прирост числа старожилов объяснялся просто – мужчины средних лет выдавали себя за старших родственников, чтобы избежать мобилизации в ряды Красной Армии). Находка удивительного артефакта – осколка старинной плиты – дает старт квесту, который зритель проходит залпом, не отрываясь от экрана ни на минуту.

Пионерская работа Роу и оператора комбинированных съемок Николая Ренкова произвела революцию на стагнирующем рынке киноигр (долгие годы геймерам приходилось довольствоваться недостратегиями-недострелялками наподобие «Танкистов» Роберта Маймана и Зиновия Драпкина, удовольствие от прохождения которых сравнимо разве что с игрой в Battle City на приставке Dendy) и породила успешную франшизу. Уже через два года Юрий Ерзинкян, работавший ассистентом режиссера на «Тайне горного озера», выпускает суперуспешный сиквел популярного квеста – «Пленники Барсова ущелья», а в 1959 году на экраны выходят сразу два фильма, созданные на основе игрового мира «Тайны» - «Друзья-товарищи» Валентина Павловского о схватке пионеров и шпионов в зловещей пещере у села Заветное и мрачное фэнтези Али-Сэттара Атакшиева «Тайна одной крепости». Наиболее известным продуктом пещерной франшизы стала Colossal Cave Adventure – пресная американская локализация аутентично-закавказского квеста Роу, состряпанная в начале 1970-х программистом Уильямом Кроутером, поспешившим записаться в основатели жанра адвенчур. Сейчас уже можно с уверенностью сказать, что ни этому эксперименту с текстовым интерфейсом, ни более поздним версиям пещерных адвенчур, пытавшимся опередить своих предшественников за счет визуальных эффектов (как в Penumbra от Frictional Games), не удалось повторить безусловного и беспримерного успеха «Тайны горного озера».

2. В дни Октября.


Последний фильм младшего из “братьев” Васильевых – создателей легендарного мега-культа «Чапаев» - стал одним из первых опытов полнометражного интерактивного кино. История блужданий вождя мирового пролетариата В.И.Ленина (Владимир Честноков) и его ловкого помощника Эйно Рахья (Георгий “Resident” Жжёнов) по лабиринту улиц Петрограда в октябрьские дни 1917 года подана Сергеем Васильевым как нелинейный квест с открытой концовкой. Имя Васильева было связано с экспериментами в области интерактивного кино задолго до 1958 года, когда фильм «В дни Октября» вышел на экраны. В июле 1941 года режиссер Владимир Петров переснял последние кадры васильевского «Чапаева» - в короткометражке «Чапаев с нами» легендарный герой (слегка постаревший Борис Бабочкин), переплывая Урал, ловко уворачивался от белогвардейских пуль и выходил невредимым на берег под одобрительное улюлюканье танкиста и кавалериста. Так миллионы зрителей, игравших в «выплывет – не выплывет» на стороне Чапаева, получили свой финал прохождения.

Васильев, несомненно, опирался на этот опыт, когда, полемизируя с роммовским «Лениным в Октябре», показавшим «смольный» анабазис вождя как онейро-трип - психоделическое путешествие, исход которого не зависит от воли героев, создателей и зрителей картины, решил свой фильм как интерактивную бродилку… Вот Керенский (Сергей Курилов) тревожно следит по карте за перемещениями вождя мирового пролетариата с конспиративной квартиры старой большевички Флаксерман на Петроградской стороне на конспиративную квартиру начинающей большевички Фофановой (Нина Мамаева) на Выборгской стороне, отправляя на перехват незарегистрировавшегося в столице Ильича все новые и новые милицейские патрули. Вот Ленин и Рахья, замотав лица грязными тряпками (до выхода «Мумии» Теренса Фишера оставался еще год), показывают чудеса стелс-экшн, ловко избегая прямого контакта со злобными юнкерами и попутно щелкая сложные челленджи. И даже случайные зрители, такие как парочка зависших в Питере непросыхающих американских «журналистов» - Джон Рид (Анатолий Федоринов) и Луиза Брайант (недавно ушедшая из жизни красавица Галина Водяницкая, звезда первого Каннского кинфестиваля 1946 года, жена Васильева, после его кончины связавшая свою судьбу с Лео Арнштамом - сценаристом «Чапаева с нами») – оказываются вовлечены в удивительную игру с непредсказуемым концом. Не это ли настоящая адвенчура!? Какой была бы Сибирь, если бы Кейт не догнала поезд? Изменилось бы что-нибудь в жизни Внутренней Монголии, если бы Ленин не нашел дорогу в Смольный?

Новаторские идеи Васильева не сразу были восприняты игровой индустрией – только в 1970 году «Веселые картинки» опубликовали настольную игру «Ленин идет в Смольный». Это была едва ли не первая игрушка по мотивам фильма («Чужой» от фирмы Kenner и «Рассвет мертвецов» по шедевру Джорджа Ромеро от SPI появились только в конце 1970-х), но не только этим объясняется ее рекордная популярность. Конечно, приятно двигать по игровому полю искусно выполненные фигурки монстров и зомбаков, но каждый, кто хоть раз посмотрел «В дни Октября» или прошел «Ленин идет в Смольный», знает: главное - геймплей, а играть можно хоть цветными пуговками и склеенным из бумаги кубиком.

3. Десять шагов к востоку.


Кажется невероятным, что в далеком 1960 году молодой режиссер Виктор Зак понимал то, что и сейчас с трудом доходит до разработчиков адвенчур. Маленький шедевр «Десять шагов к востоку», поставленный Заком на Ашхабадской киностудии при деятельном участии маньяка ракурсной съемки и уникального левел-дизайнера Германа Лаврова, и сегодня может служить наглядным пособием для тех, кто продолжает считать квест всего лишь головоломкой, решаемой рациональными средствами. Что может быть более унылым и противным мистериальной сути квеста, чем картина мира, воспринимаемая с утилитарной, телеологической точки зрения? – сказал себе Зак, решительно смахнув со стола литературный сценарий Александра Абрамова и Михаила Писманника и, с молчаливого согласия приставленного к нему сорежиссера Хангельды Агаханова, стал снимать совершенно другую историю, или даже несколько историй, оставив за геймером право выбрать и самостоятельно пройти заинтересовавший его сюжет.

Краткий тьюториал в начале картины дает минимум необходимой информации: «Тайник в крепости Кум-Басан-Кала, круглый столб, от круглого столба десять шагов к востоку, малое кольцо», - вот все, что сможет разобрать зритель сквозь додекафонию Микаэла Таривердиева, в которую искусно вплетены тревожная морзянка шпионской рации и зловещий вой надвигающейся песчаной бури. Что же укрывает тайник в руинах крепости, куда с разных сторон стремятся (а счет в игре идет на минуты – скоро развалины уйдут под воду строящегося канала) ассасин Мурад (неистовый Артык Джаллыев, голубоглазая бестия Ашхабадской студии), загадочный человек в белом костюме (Евгений Марков) со своими подручными-головорезами (К. Кульмурадов и Юрий “Пан Таксист” Соковнин), гробокопатель Пальванов с дочерью Майсой (Аман Кульмамедов и М. Карлыева) и андеркавер-чекист Малько, обернувшийся журналистом (Феликс Яворский)? Зритель не знает этого и никогда не узнает – тем сильнее желание, пройдя квест в поисках укрытого в тайнике золотого слитка, вернуться и сыграть его заново за команду Человека в белом костюме, который ищет не золото, а коробку с укрытым в ней… И снова тупик – содержимое коробки остается неизвестным (этот мерцающий макгаффин наверняка с благодарностью вспоминали Тарантино и Эвери, начиняя чемоданчик Марселлуса), но зато в качестве бонуса зрителю предоставится возможность сыграть за бандита Италмаза в мини-шутере от первого лица.

«Что было в коробке не знаю, никто ее больше не видел, - бормочет обессиленный финальной схваткой чекист Малько, - Может, состав небывалой стали, новое горючее, карта?». Абсурдный набор предположений подсказывает зрителю наилучший способ прохождения игры: «Десять шагов к Востоку» - это единственная в своем роде торчковая адвенчура, погружающая геймера в бездонный игровой виртуал…
Хангельды Агахановичу Агаханову картина принесла заслуженное уважение коллег, а в 1967 году еще и должность первого секретаря Союза кинематографистов Туркменской ССР. Виктор Григорьевич Зак оставил игровое кино и отправился в свой гиперборейский квест по бескрайним просторам Арктики – именно ему в 1970 году посчастливилось первым заснять на кинопленку удивительную розовую чайку.

4. Тайна пещеры Каниюта.

Адвенчура режиссера Хабиба Файзиева, поставленная на киностудии «Туркменфильм» в 1966 году, стала убедительным свидетельством зрелости жанра. В этом увлекательнейшем квесте с такой легкостью и изяществом переплетены легенды седой старины, события недавнего прошлого и приключения сегодняшнего дня, что на него и по сей день равняются разработчики игр (нетрудно заметить влияние работы Файзиева и опытного сценариста Игоря Луковского в Rhiannon’e и подобных адвенчурах). …Объединенная команда геологов и гробокопателей под началом профессора Каримова (вальяжный Закир Мухамеджанов) отправляется на раскопки в развалины крепости царицы Гульмалик. Ученых манят предания о несметных золотых запасах, укрытых в таинственной пещере Каниюта под стенами крепости. К экспедиции прибивается скептически настроенный ученый Джавхарий (многоликий Алим Ходжаев), имеющий свой, хорошо скрытый от других участников раскопок интерес.

Игра идет сразу в нескольких временах, но зритель не перестает удивляться поразительной атмосфере подлинности, реальности происходящего. Никакая аниматроника, пусть даже в каком-нибудь Wing Commander, не в состоянии сравниться с по-настоящему устрашающим видом ашхабадской массовки, изображающей монгольскую орду во главе с жестоким и коварным Кунгретом (уже знакомый квестерам по «Десяти шагам к востоку» Артык “Ураган” Джаллыев, звезда игровой вселенной «Туркменфильма»), осадившую крепость царицы Гульмалик (восточная красавица Тамара Кокова). Так же убедительно и полное челленджей блуждание юных участников экспедиции - Гуляма, Иры и Дамира - по запутанным лабиринтам крепости и пещеры, в первую очередь, благодаря фонам, детально прорисованным художником картины Нариманом Рахимбаевым. Великолепный саундтрек Мухтара Ашрафи – интригующий, загадочно-восточный - создает щемящую атмосферу по-настоящему опасного и полного открытий приключения.

Но главная удача создателей картины – конечно же, образ Веры Соколовой (запоминающаяся Людмила Безуглая-Шкелко) – расхитительницы гробниц, в одиночку исследовавшей подземелье крепости в 30-е годы прошлого века. Спортивная красавица в светлом топе, светло-коричневых геологических брюках, высоких ботинках и с пистолетом наперевес – современный зритель не может отделаться от впечатления, что где-то он уже ее видел. Никаких случайностей – создатели Лары Крофт, отправившие ее в «золотой» квест в условный «Казахстан» (Tomb Raider II Gold), даже специально указали две даты ее рождения – в 1967 и 1968 годах, привязав их к ашхабадской и московской премьерам «Тайны пещеры Каниюта» соответственно. Неподвластной унылым подражателям с их 24-битными труколорами оказалась только магия подлинности файзиевского квеста – мистика божества, царящего в золотоносном месте, наполнившая картину всеми цветами магического золота - фиолетовым, зеленым, синим, сиреневым, красным, пурпурным. Впрочем, и сам Файзиев, вернувшись к своей любимой теме в картине 1979 года с примечательным названием «Путешествие достойных» - истории четверки пионеров-кладоискателей, идущих по следу золотого запаса последнего эмира Бухары, - не смог повторить свой успех десятилетней давности.

5. Дерзость.


Олдфажные гамеры встретили выход вервольф-квеста одесских королей евротрэша - режиссера Георгия Юнгвальд-Хилькевича и оператора Александра Полынникова – с понятной настороженностью: сделать удачную адвенчуру на движке стрелялки до 22 февраля 1972 года – дня всесоюзной премьеры «Дерзости» - не удавалось никому. Даже «Ракеты не должны взлететь» - последняя работа великого Антона Тимонишина, безвременно ушедшего классика жанра nasty-nazi abenteuer, - так и осталась «всего лишь» неплохим платформером (советский военнопленный Михаил Скиба убегает из нацистского лагеря, вскочив на платформу проходившего мимо эшелона). Но невозможное случилось – «Дерзость» не только оказалась одинаково интересна практически непересекающимся целевым аудиториям квеста и шутера, но и в немалой степени повлияла на развитие жанра RPG, и по сей день оставаясь жемчужиной в куче заполонивших экраны на рубеже 60-70-х годов фильмов про «фошыстов и гитрела».

Именно Гитрел, трепетно сыгранный киевским актером Станиславом Станкевичем (на его счету еще три роли вождя немецких социалистов – в двух эпизодах эпопеи «Блокада» и «Корпусе генерала Шубникова»), становится главным макгаффином фильма. Лиричный и немногословный, он то и дело отправляется в железнодорожные путешествия по гостеприимной винницкой земле – в основном, с целью посещения подземного комплекса восточной ставки "Вервольф". Со строительства этого бункера убегает советский военнопленный, московский ученый Андрей Клименко (Николай “Мировой парень” Олялин), чтобы начать свою дикую охоту на фюрера. Драйвовый темп, в котором Клименко проходит челленджи, пропуская ложные ключи (такие как иероглифическая монада на стене бункера или странный пароль «слезки-хвостик», оставленный умирающим товарищем по побегу), не оставляет игрокам времени на рефлексию. Как в калейдоскопе сменяют друг друга органично вплетенные в ткань квеста эпизоды «коридорного» шутера (создатели «Вольфенштейна» из id Software в далеком 1992 году, несомненно, вдохновлялись коридорами «Вервольфа», придуманными художником картины Юрием Горобцом).

Восторженные любители шутеров готовы были простить стрелялкам из «Дерзости» даже некоторый налет «аркадности»: после смертельного ранения в голову прелестная танцовщица Лидия (Татьяна Чернова), она же нацистская разведчица Клара Фост (имя, слишком созвучное Ларе Крофт, чтобы усомниться в том, что Тоби Гард вдохновлялся исключительно телефонным справочником) теряет лишь несколько «хитпойнтов» и продолжает действовать с забинтованной головой. Фанаты RPG тоже приняли картину безоговорочно: Андрей Клименко не только снабжен "рейтингом эмоционального состояния" (знаменитые бездонные глаза Олялина увеличиваются вдвое всякий раз, когда он видит Гитрела), но и отыгрывает свой характер по классической схеме RPG. Дерзость главного героя, вынесенная в название игры, апгрейдится с ровной в начале картины на чоткую ближе к финалу. Чоткий дерзкий Клименко одним выстрелом убивает муху на стене винницкой корчмы, чтобы снискать расположение одноглазого нацистского асса капитана Панцера (стильный Алим Федоринский) и под его личиной проникнуть в Восточную ставку (бракоделы из Raven Software утянули эту сюжетную линию для нового эпизода «Вольфенштейна» - американский агент Би-Джей Блажкович пробирается в нацистское логово, переодевшись в снятый с убитого фашистского капитана мундир). Именно в этот момент вступает в свои права подлинный квест – квест как уникальное средство трансляции герметичных месседжей. Для увлеченного геймера это редкая возможность войти в игровой мир Уробороса, в котором голубоглазый и белокурый ариец Клименко сражается с самим собой – такой же белокурой бестией Панцером...

Окончание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments