moskovitza (moskovitza) wrote,
moskovitza
moskovitza

Categories:

Twilight in the Underworld: с «Ночи Председателя» до «Юркиных рассветов» - 12.



Предыдущий выпуск здесь


Колхозный Панк: Игромеханика спаривания.

Основное отличие движков управления персонажами в Колхозной Готике и Колхозном Панке состоит в том, что партийно-хозяйственный панк осуществляет лишь внешний контроль за процессами спаривания и спаивания своих крепостных, в то время как романтически настроенный готичный Председатель и сам не прочь выпить и поучаствовать в генетических экспериментах. «Председателя нам прислали из района, хромой (sic!) старшина, - делится воспоминаниями с вновь назначенным Председателем (в одноименном готическом корбуке) его невестка Доня (разумеется, Нонна Мордюкова), - Так он две вещи хорошо умел делать: водку глушить, да кровя улучшать. Дамочек больно уважал. Я, - говорит, - сам хороших кровей, должен же вам тоже породу улучшить».




Готичный председатель часто спивается в хлам, как Яков Воробьев (Геннадий Гарбук в мирдовженковской драме Василия Ильяшенко «Суд в Ершовке» по одноименной повести Виктора Конова), разжалованный за пагубное пристрастие к спиртному из председателей в разнорабочие и устроивший в знак протеста поджог леса, либо становится жертвой роковой страсти, как женатый Козма Жосан, председатель молдавского колхоза, полюбивший на свою беду главного зоотехника Ольгу Владимировну (Всеволод Гаврилов и Евгения Уралова в фильме Виталия Калашникова «Осенние грозы» по мотивам романа Лидии Мищенко «Полынь — вдовья трава»), или директор кубанского совхоза Григорий Березин,  расплатившийся за запретное чувство к работнице райисполкома Ольге Чернобривцевой (Александр Казаков и Валентина Федотова в фильме Натальи Величко «Ураган приходит неожиданно» по литературному сценарию Анатолия Софронова «Ураган приходит внезапно») гибелью жены в Темрюкском урагане.

Председатель-панк никогда не дает пагубной страсти захватить себя, вытесняя фундаментальную нехватку Другого борьбой с колхозной Нехваткой, и никогда не оглядывается назад, разве что на старости лет, уйдя на пенсию, как горячий и суровый председатель хлопководческого колхоза Абдурахман Карабаев (Хамза Умаров в фильме Камары Камаловой «Чужое счастье» по сценарию Мара Байджиева), долгие годы не замечавший любви верной Турдыхон (Сайрам Исаева), или отдавший всю жизнь колхозу председатель Корней Некований (Николай Шутько в снятой Юрием Назаровым телеверсии спектакля Киевского драмтеатра им. Франко «Пора желтых листьев» по пьесе Николая "Миколы" Зарудного в постановке Сергея Смияна), запоздало откликнувшийся на чувства народной художницы Устины (Наталия Ужвий).



Председатели-панки  в работах по вегетативной гибридизации селюков не всегда могут полагаться только на инбридинг: для выведения колхозных химер, прививочных гибридов, метисов и миксо-линеонов используется практически любой имеющийся в наличии материал. Энергичный председатель колхоза «Гюль Алек» Ай-Биби Аннамурадова занята исключительно организацией спаривания своей дочери - животновода Гюзель с доноидом-"казаком" Захаром Гарбузом («Далекая невеста» Евгения Иванова-Баркова по сценарию Евгения Помещикова, Николая Рожкова и Виктора Шкловского). Председатель передового колхоза «Искра» Василиса Павловна организует случку своей дочери - бригадира Ольги с бригадиром соседнего колхоза «Заря» Максимом (фильм-спектакль Татьяны Лукашевич и Бориса Равенских «Свадьба с приданым» по одноименной пьесе Николая Дьяконова). Председатель кубанского колхоза Трофим Григорьевич хитроумно сводит незадачливого комбайнера Степана Казанца с хищной молодой вдовой Павлиной Хуторной по кличке "Тигра" («Стряпуха» Эдмонда Кеосаяна по мотивам одноименной пьесы Анатолия Софронова).



Председатель мирзачульского колхоза Рахимджан устраивает свадьбу сбежавших из родного кишлака на освоение Голодной степи бригадира хлопкоробов Дехканбая и звеньевой Хафизы («Новоселье» Амо Бек-Назарова  по пьесе Абдуллы Каххара «Шелковое сюзане»). Председатели узбекского и азербайджанского хлопководческих колхозов устраивают социалистическое соревнование, заканчивающееся свадьбой героини труда Лалы и механизатора-хлопкороба Кямиля («Встреча» Тофика Таги-Заде по сценарию Адхама Гулубекова и Нины Позиной). Председатель таджикского колхоза Нуров и директор ткацкой фабрики Дорофеев решают замкнуть производственный цикл, скрестив хлопкороба-механизатора Султана Асоева и знатную ткачиху Светлану Гончарову («Серебристая нить» Мукадаса Махмудова). Председатель передового колхоза Саида хочет женить свою дочь - смуглую Зебо на сыне уважаемого бригадира Карима-ака - зоотехнике Азаме, влюбленном в колхозного врача - нежную Зебо («Сыну пора жениться» Тахира Сабирова и Шамси Киямова).



Председатель бурятского колхоза Энхобо Базарович пытается соединить сердца красавицы Сэсэг, дочери старого табунщика Бадмы, и влюбленного в нее Тумэна, отправившегося за своей мечтой в далекую столицу («Песня табунщика» Андрея Фролова по сценарию Климентия Минца и Евгения Помещикова, творчески переработавших повесть Даширабдана Батожабая) Аксакал Сабыр, противившийся женитьбе своей дочери Гулиджан на колхозном счетоводе Айдаре, меняет свое мнение после победы счетовода в национальной игре «Догони невесту», организованной председателем колхоза («Моя ошибка» Ивана Кобозева  по сценарию Михаила Аксакова и Аалы Токомбаева). Отважный истребитель волков Исмель, сын директора кабардинского конезавода Бетала, вызывает своего друга, тракториста Эльдара, на конное состязание, чтобы устроить его случку со своей племянницей - дерзкой садовницей-джигитом Фатимат («Шарф любимой» Евгения Иванова-Баркова и Зиновии Маркиной).



В картине «О странностях любви», ставшей последней в фильмографии маститого режиссера Теодора Вульфовича и сценариста Виктора Витковича (суфийский мастер ушел из жизни во время съемок; сценарий дописывала Ирина Мэй) горный совхоз в Кабардино-Балкарии становится местом ритуального опыления прелестной студентки сельскохозяйственной академии Мадины (Тамара Яндиева), отправившейся со своим научным руководителем, безумным профессором Травкиным (Игорь Ледогоров) в экспедицию на поиски неизвестного науке сорта абрикоса, влюбленным в нее Джамалом (Иосиф Джачвлиани), выдавшим себя за пчеловода. «Зикр сердца» охваченного страстью Джамала Виткович по суфийской традиции уподобляет «жужжанию пчел», а для передачи особых зрительных и цветовых ощущений, характерных для сопровождающей зикр экзальтации джазба, Вульфович прибегает к сложной технике съемки в системе «Стерео-70».



Неизменный интерес  игроков вызывают эпизоды, в которых успех планомерной работы Председателя-панка по гибридизации вверенных его попечению колхозников ставится под сомнение в результате деревенских интриг или неподвластных председательскому контролю внезапно вспыхнувших чувств. В любовь медсестры Айгерим к табунщику Аблаю вторгается дерзкий красавец  Баранбай («Родник» Шарипа Бейсембаева  по мотивам рассказов Саина Муратбекова). Любовь медсестры Аминат к трактористу Камилю ставит под угрозу самоуверенный либертен Раджаб («Талисман любви» Ислама Казиева и Анатолия Петрицкого). Интриганка Нагима пытается разлучить влюбленного молодого колхозника Амана с прелестной Айжан, чтобы женить на ней своего сына Оспана («Родные степи» Дамира Манабаева и Юнуса Усманова). Свадьбу Алены Синевец с легкомысленным Веней, на которую дал согласие обеспокоенный бегством молодых колхозников в город председатель Марк Петрович («Замуж-то выходи, только из Березцов ни шагу, через мой труп!»), решает сорвать приехавший в отпуск в родное село моряк Леха Концевой («Нечаянная любовь» Иосифа Шульмана по сценарию Геннадия Бекаревича и Федора Конева). Друзья молодого колхозного ветеринара Бачуты составляют для него список перспективных невест, чтобы разлучить его с ветеринаром Таликой («Пять невест до любимой» Лейлы Горделадзе). Весь колхоз следит за страстью, охватившей молодую доярку Веру и механизатора Ивана («Однажды осенью» Вадима Гнедкова по рассказу Евгения Гущина «Красные лисы»). Цирковой джигит Махмут, решивший выдать за бригадира Ахмета свою сестру - бригадира полеводов  Нафисат, в последний момент узнает о ее тайном поклоннике - скромном и застенчивом Зауре («Песни над облаками» Юрия Горковенко и Рафаэля Гаспарянца). Старый колхозник Варден хочет выдать свою дочь Нани, влюбленную в беспечного сельского парня Бичико, за дипломированного колхозного агронома Николоза («Жених без диплома» Левана Хотивари). Старый Ашир парализует работу возглавляемого Байрамом-ата колхоза, объявив о намерении самостоятельно выбрать лучшего жениха для своей внучки Огульджан («Хитрость старого Ашира» Рафаила Перельштейна и Хангельды Агаханова по сценарию Валентина Морозова).

Председатель-Биопанк.



Селюки для Председателя-панка - материал для затваривания и, одновременно, для подпитки Витэ. Главная цель Председателя в Колхозном Панке - сделать жизнь колхозников невыносимой. «Председатель с зоотехником частных коров хотят ликвидировать – продать колхозным фермам, - жалуется колхозник Лявон Чмых (Павел Кормунин в фильме Петра Василевского «Рогатый бастион» по пьесе Андрея Макаенка «Лявониха на орбите»), - А мы для них вроде бревна поперек дороги». Председатель (Сергей Блинников), безжалостно обрезающий приусадебные участки своих крепостных, добрался и до подсобного хозяйства Чмыха. «Руки у тебя с мозолями, но только мозоли ты эти нажил не на колхозном поле,  – говорит он Лявону,  – гнать тебя надо из колхоза, индивидуалиста». «Многим собственное корыто и корова заслоняют весь мир», - подакивают Председателю затваренные селюки на колхозном сходе. Символический обряд изгнания единоличника завершается распятием Лявона на придорожном кресте под палящим солнцем (именно так вампирские конклавы наказывают нарушивших закон) на глазах идущего мимо с песней боевой октябрятского отряда.



Председатель-панк - типичный представитель биовласти (биопанк), дозволяющий своим подданым жить только на условиях полного подчинения его воле и определяющий за них условия существования. «Что творилось в наших карманах до прихода председателя? В одном смеркалось, в другом заря занималась», – нахваливает крутого председателя колхоза «Луч» Сивко член парткома Звягинцев на партийном собрании в мирдовженковском сериале «Всего три недели...» по сценарию Виктора Богатырева. «Я только тем и занимался всю жизнь, чтоб у вас все было. По лезвию ходил, вас из бездны выводил!» - совестит колхозников председатель колхоза «Рассвет» Фома Лукаш (Михаил Кузнецов в фильме Валерия Гурьянова «Тайное голосование» по мотивам очерка Анатолия Стреляного «Трое в степи»), в упор расстреливая из ружья "частных" гусей, пасущихся в колхозной пшенице.



Председатель решительно пресекает попытки колхозников что-нибудь вырастить на своих делянках и тем, более, продать результаты своего труда, чтобы подержать в руках заветные живые "деньги". «Спекулянты!» - брызжа слюной, орет председатель колхоза «Новый быт» Виктор Ткачук (Кирилл Лавров в фильме Бориса Горошко «С юбилеем подождем» по сценарию Евгения Будинаса и Анатолия Кудрявцева) на деревенских старух, собравшихся у переправы, чтобы отвезти в город на продажу скудный урожай подсобных хозяйств, и в бешенстве топчет и раскидывает их котомки. «Я здесь и ГАИ, и милиция, - куражится Председатель колхоза Захар Платонович (Николай Михеев в фильме Таймураза Золоева и Валентины Проценко «Весна надежды»), самолично досматривая машину Гришки Заболотного, везущего в город на продажу выращенную сельскими старухами картошку, - Это уже спекуляция. Отвезешь картошку в овощехранилище!». Таким образом Захар Платонович решает сразу три задачи: селяне остаются без денег, горожане - без еды, а реквизированный картофель благополучно гниет в колхозном хранилище.



Председатель-панк знает, что если не весь картофель удастся сгноить на месте, на помощь придут партнеры по пищевой цепочке гнилого. «Горы овощей под открытым небом гниют, - притворно сетует начальник районной заготовительной конторы Семен Семеныч Федулов (Юрий Медведев в фильме Владимира Герасимова «Черт с портфелем» по сценарию Эсфири Бурановой, Василия Катинова и Алексея Яковлева), - Колхозники вдвое перевыполнили план, а складывать некуда». Фельетонист областной газеты «Радуга» Макаров (Николай Волков-младший), открывший для себя общеизвестный факт («Картофель в магазине гниет, а на колхозном рынке  – как яблочко»), в поисках виновных отправляется в увлекательный стеллс-квест, и, пройдя на изи открытые "хозяйственные" уровни игры (Райисполком, Облпотребсоюз, Центросоюз, Промпищесоюз),  утыкается в непроходимый даже с читами тайный "партийный уровень" (Silent Level), контролируемый Неписью (Гнилое - это часть режима Маскировки).



Когда Председателю-панку кажется, что колхозники зажились, кое-как приспособившись к созданным им невыносимым условиям, он начинает сдергивать их с насиженных мест. Руководитель крупного колхоза Джахонгир (Мухамеджан Рабиев в фильме Тахира Сабирова и Игоря Луковского «Ураган в долине») решает переселить привязанных к своей земле крестьян из высокогорного таджикского кишлака в Голодную степь, чтобы создать там передовой хлопководческий совхоз. Истязая несчастных колхозников, Председатель не делает исключения и для своей дочери Гульчехры (легендарная танцовщица Малика Калантарова, после завершения проекта "Мир тьмы" переселившаяся из Душанбе в Нью-Йорк), жестоко расправляясь с ней за робкую попытку "спекуляции". Авторитарный панк-Председатель молдавского колхоза Андрей Спиря (Михаил Волонтир в фильме Якоба Бургиу «Крутизна» по сценарию Владимира Бешлягэ и Вадима Рожковского), наоборот, собирается перенести на крутую гору лежащее в долине село Каса-Маре вместе с селюками, не желающими расставаться со своими крохотными огородиками, удобренными колхозным худеньким навозцем. С удовольствием демонстрирующий свою крутизну Спиря раскорчевывает старый сад на вершине горы а, встретив робкое сопротивление Марку («Сам все решать хочешь, тоже мне диктатор нашелся, - укоряет председателя колхозник в исполнении Григоре Григориу, - Но имей в виду, здесь тебе не Парагвай»), начинает крутить шашни с его юной невестой Таней (Евгения Тудорашку), безумной дочерью колхозного парторга бади Матея.

Особую ненависть председателя-панка вызывают робкие попытки селюков разнообразить досуг занятиями художественной самодеятельностью или спортом, в которых он усматривает зачатки неприемлемой самости. Председатель колхоза «Калев» Пальк (Ильмар Таммур в фильме Пээпа Касесалу и Юлия Фогельмана «Друг песни» по сценарию Эгона Раннета), считающий, что художественная самодеятельность отвлекает молодежь от работы, запрещает занятия хорового коллектива, в котором солирует его дочь - свинарка Малл (Леили Яэратс), обустраивает свинарник на месте, где проходили спевки и отказывает участникам хора в поездке на республиканскую олимпиаду. Председатель северо-осетинского колхоза Догоев (Олег Хабалов в фильме Роберта Меркуна «Пишите письма» по сценарию Павла Демидова) не дает участникам колхозного ВИА «Джигиты», в котором солирует его дочь Аза (Светлана Дудиева), отпуск для участия в республиканском фестивале. Председатель колхоза «Рассвет» Трофим Коляда (Алексей Бунин в фильме Михаила Слуцкого «В один прекрасный день» по сценарию Мирона Билинского и Климентия Минца) успешно саботирует попытки энергичного музработника Катерины Воропай (Екатерина Савинова) организовать в заброшенном клубе, «освещаемом только луной» (по словам зоотехника Путятина), самодеятельный колхозный оркестр, пока в ситуацию не вмешивается влюбленный в Воропай «задумчивый вампир» - секретарь райкома Сергей Юрченко (Дмитрий Дубов). Преодолевая сопротивление Председателя-панка, пытаются отстоять свое право на занятия спортом молодые узбекские колхозники под руководством агронома Асада в фильме «Встретимся на стадионе» Загида Сабитова и Юрия Калабина, любители трынты из молдавского села, вдохновляемые демобилизованным солдатом Кэлиной Шаптефрацем, в фильме «Сувенирные киоски» Анатола Кодру, и увлеченные сдачей норм ГТО косомольцы колхоза «Перемога» под началом дембеля-сержанта Данилы Кожемяки в фильме Сергея Параджанова и Олега Ленциуса «Первый парень».



Обстоятельства, заставляющие Председателя-панка пересмотреть свое отношение к художественной самодеятельности, могут быть или безвыходными, или совершенно фантастическими. Председатель передового нечерноземного колхоза Иван Савельевич (Вячеслав Невинный в фильме Евгения Герасимова «Не ходите, девки, замуж» по сценарию Сергея Бодрова и Натальи Митиной, вышедшем на экраны через 30 лет после «Ляны») решается на организацию самодеятельного фольклорного ансамбля лишь в последней отчаянной попытке вернуть в опустевшую деревню Большие Угороды сбежавших в город за женихами молодых работниц.

Председатель передового молдавского колхоза Степан Васильевич (Евгений Уреке в фильме Бориса Барнета и Валентина Ежова «Ляна») с такой легкостью подписывает заявления участниц художественной самодеятельности - звеньевой виноградарей Ляны и ее подружки Параскицы (Кюнна Игнатова и Муза Крепкогорская) - на поездку в Москву для выступления на Всемирном фестивале молодежи и студентов, что геймер невольно сверяется с выходными данными картины. Вышедшая на экраны 2 августа 1955 года - за два года до фестиваля, «Ляна» представляет собой уникальный образчик Колхозного Таймпанка: председатель потому так благодушен, что  отправляет своих крепостных в будущее, сконструированное на экране с удивительной точностью в деталях, характерной для фантастики ближнего предела. Безумные таймпанковские видения демонстрируют зрителю создатели фильмов « Кавалер Золотой звезды» (колхозные поля обрабатывает опытный образец футуристического трактора на электрической тяге ЭТ, так никогда и не запущенный в производство), «Дело было в Пенькове» (трактористы-операторы осуществляют дистанционное управление сельхозтехникой при помощи мощных ЭВМ) и «Это начиналось так» (ютящиеся во времянке молодожены  Антоновы из целинного совхоза прямо посреди поля под психоделическую музыку визуализируют свою будущую отдельную комнату в комфортабельном общежитии на центральной усадьбе).



Суперскиллы Председателя-Панка.

Самодурство и самоуправство Председателя-панка чаще всего оправдывается его уникальным скиллом - умением выбивать Ресурсы для своего хозяйства в условиях тотальной Нехватки - части партийного плана Маскировки («Чего человек ни хватится, обязательно чего-нибудь не хватает», - удивленно констатирует первый секретарь обкома Широков (Андрей Болтнев в фильме Вячеслава Бровкина «Два взгляда из одного кабинета» по сценарию Федора Бурлацкого, заигрывающего со зрителем цитатой из советского попкульта)). Борьбу за Ресурсы Председатель-панк ведет в игровом режиме «один против всех»: его врагами - потенциальными потребителями дефицитных Ресурсов - выступают рядовые селюки, норовящие отработать минимум по трудодням и утащить мешок комбикорма для личной коровенки, председатели соседних колхозов, претендующие на «неосвоенные» фонды, органы снабжения, "придерживающие" товарные наряды на сельхозмашины и оборудование, плановые органы, устанавливающие заниженные цены на сельхозпродукцию и завышенные производственные показатели, не учитывающие местной аграрной специфики, предприятия пищевой промышленности, не принимающие произведенную колхозом продукцию из-за нехватки хранилищ и перерабатывающих мощностей, Госбанк, навязывающий бессмысленные кредиты на развитие сельского хозяйства, которые невозможно отоварить без нарядов Госснаба, и вездесущие партийные органы, назначающие формально избираемого председателя и держащие его на крючке взысканий и исключения из партии, автоматически означающего начало уголовного преследования.

Персонажи Колхозной Готики травмированы фундаментальной Нехваткой, им изначально не хватает всего - посевного материала, минеральных и органических удобрений, скота для разведения, кормов, техники для сева, сбора и транспортировки урожая, запчастей к ней и горючего, стройматериалов, складов и хранилищ, аграрных специалистов и просто рабочих рук, воды и электричества, и, разумеется, пространства для "освоения" (героям Кулацкой линейки "Хроник тьмы" недостает еще хлеба для экспроприации и патронов для ее проведения). Поскольку абсолютная Нехватка никогда не может быть представлена в сознании («пойди туда не знаю куда, принеси то не знаю что» - типичный квест Мира тьмы), Колхозный гот не знает, чего именно ему не хватает. «Вопрос о «Сельхозтехнике» вынесем на бюро, - заходится в партийном камлании готичный Секретарь сельского райкома Дунав из фильма «Наследники военной дороги», - Пусть, кстати, доложат, почему во время сева опять не хватило крепежных болтов для рессор!» Несчастному Дунаву невдомек, что на сеялках нет никаких рессор. Отчаянное желание рессор, не поддающееся разумному объяснению, - пример характерного для героев Колхозной Готики способа бессознательного переживания оргиастической травмы Реального, проявление Нехватки как желания Другого.

В отличие от Колхозного гота, упирающегося в невозможность интроекции Ресурсов, Председатель-панк инкорпорирует Нехватку, безудержно поглощая Ресурсы и, тем самым, превращая их в Фонды. Когда полковник в отставке Ларион Коваль (Борис Тенин в фильме-спектакле Валентина Плучека и Екатерины Сташевской «Яблоко раздора» по пьесе Михаила Бирюкова «Солдат вернулся домой"), приехавший отдохнуть в родное Затишье, сравнивает Председателя колхоза «Коммунар» Илью Руденко (Евгений Весник), решившего втридорога продать урожай яблок на Северах, с базарной торговкой-"спекулянткой" Ульяной Дудукалкой (Татьяна Пельтцер), Председатель-панк возмущенно оправдывается: «Дудукалка себе в кубышку кладет, а я - в неделимый фонд». Неделимый Фонд - это символический ресурс; производимая панком Руденко операция «фондирования» (превращения денежных средств в капитальные фонды и фонды накопления, а материальных  - в производственные и резервные фонды) есть не что иное как кастрация Реального Символическим, открывающая в Нехватке возможность чистого наслаждения (jouir) вещью как абсолютной целью без возможности пользования (распоряжения, jouir de) ей.



Председатель-панк всегда «берет больше, чем может унести». Его хозяйство - это всегда «колхоз-миллионер», при том что миллионы лежат на банковском счету мертвым грузом (их невозможно отоварить без нарядов Госснаба: «А, все равно, - нехватка: колхозный кошелек трещит от миллионов, а лишний грузовик не имеем права купить», - жалуется председатель колхоза «Большевик» Тарасов председателю райисполкома Рязанцевой в мирдовженковском мини-сериале  Николая Ильинского и Виктора Богатырева «Родные»), а "выбитая" из органов снабжения "про запас" сельхозтехника ржавеет в открытом поле, становясь легкой добычей охотников за металлами (многократно тиражированный мастерами плаката призыв: «Работники сельского хозяйства! Собирайте лом черных и цветных металлов!» не оставляет сомнений в истинном предназначении этих боевых трофеев). Амбициозный новоизбранный председатель колхоза «Победа» Семен Бобров (Владимир Меньшов в корбуке Колхозного Панка «Человек на своем месте») с «весельем и отвагой» выгрызает из «закромов Родины» (единого и неделимого Фонда) разрешение на строительство на месте умирающих деревень гигантского свиноводческого комбината ( в кадре - супермодный животноводческий комплекс совхоза «Кузнецовский», построенный по принятому специальным постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР решению зарубежными специалистами по итальянской технологии), совершенно не учитывая того факта, что на многие сотни километров вокруг нет хозяйств, способных обеспечить потребности нового предприятия в комбикормах, чтобы оно могло заработать хотя бы в половину проектной мощности. Так инцестуозное наслаждение Председателя-панка дорогой вещью из закромов Родины дополняется удовольствием от отсроченного удовлетворения потребностей советского народа в дефицитной продукции животноводства.

В тринадцатом выпуске Краткого путеводителя по Миру колхозной тьмы: Колхозный панк:   Рулбуки - Боевая система - Подменыши.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments