moskovitza (moskovitza) wrote,
moskovitza
moskovitza

Categories:

Twilight in the Underworld: с «Ночи Председателя» до «Юркиных рассветов» - 16.



Предыдущий выпуск здесь


Битва магов: колхозные парторги.

Колхозный парторг, занимающий нижнюю ступень (фактически, ссыльную должность) в масонской иерахии Камарильи, правящей Миром тьмы - обычно существо несамостоятельное, полностью зависящее от воли председателя-панка, как суетливый Сергей Сергеевич Волков (Анатолий Кузнецов в фильме Эдуарда Гаврилова и Валерия Кремнева «Встречи на рассвете» по сценарию своего тезки Анатолия Кузнецова, попросившего политического убежища в Великобритании через месяц после премьеры картины), или неразличимое в сумрачной тени готичного председателя, как простодушный Никита Федорович Егоров (Павел Волков в даркфике «Сердце не прощает»). Парторг решается бросить вызов своему всесильному председателю только по прямому указанию районного партийного начальства. Молодой колхозный парторг Глеб Грибов (Евгений Жариков в фильме Владимира Монахова «Любовь моя вечная» по сценарию Олега Стукалова-Погодина), подстрекаемый секретарем райкома партии Григорием Русовым (Николай Засухин), принимается травить авторитарного Председателя-панка Михаила Петровича Зубова (Анатолий Папанов), огрубевшего и озлобившегося на односельчан за 25 лет руководства колхозом. Колхозный парторг Райд (Хеленд Пеэп в фильме Игоря Ельцова «Под одной крышей» по повести Ганса Леберехта «В одном доме»), выполняя волю вновь назначенного секретаря райкома, энергичной и вдумчивой Сеппель (Айно Сеэп), наставляет на путь истинный зарапортовавшегося и отрицающего новые методы хозяйствования Председателя-панка Мари Пыдер (конечно же, Дзидра Ритенберга). Неискушенный парторг Норайр Мелойян (Армен Джигарханян в фильме Моко Акопяна «Воды поднимаются» по сценарию легендарного редактора альманаха «Рыболов-спортсмен» Хрисанфа Херсонского, укрывшегося под псевдонимом "Хрисанф Гюльназарян"), по команде из райкома начинает критиковать методы руководства своей родственницы - председателя Арев (величественная Метаксия Симонян), переставшей считаться с мнением колхозников.



Разработчики Готик-Панка, присягая на верность двум важнейшим корбукам Мира тьмы, созданным их предшественниками («Наш общий друг» и «Секретарь обкома»), делают - в полном соответствии с герметическим "символом веры" («что наверху, то и внизу») - ранее неприметного Парторга и невидимого (претендовавшего на место в рядах партийной Неписи) Секретаря Обкома полноправными участниками линейки наряду с занимающим центральную позицию в этой триаде Секретарем Райкома.



Великие мирдовженковцы - сценарист Виктор Богатырев и режиссер Николай Ильинский - не случайно дали своей первой совместной картине, созданной при участии Олега Ленциуса, название «Секретарь парткома». Избранная парторгом колхоза «Родина» принципиальная Полина Гончаренко (пугающая Людмила Полякова) начинает самостоятельно, без оглядки на районное начальство, жестко прессовать односельчан, выкармливающих уток в своих подсобных хозяйствах заныченной колхозной маслянкой, и вступает в противоборство с безвольным председателем Павлом Калиновичем Любарским (очередной председатель Михаила Глузского). «Надо давать срок за каждый украденный кочан кукурузы!» - трещит Гончаренко на очередном заседании парткома. Заседание - основная арена боевки в Готик-Панке; Гончаренко с равным успехом способна заседать прямо в поле на сельском сходе,  на пионерском сборе в школе, посвященном теме «Коммунистическим трудом славен наш советский человек», в сарае МТС на бюро бригады механизаторов, на парткоме, обсуждающем подготовку к осеннему севу, и на бюро райкома: «Вспомните, о чем говорили на последнем Пленуме ЦК! - кричит она в лицо секретарю райкома Задорожной (Антонина Максимова) и, перезарядив обойму спеллов, делает контрольный выстрел: - Вот почему я особенно налегаю на факт соцсоревнования!» Готичному председателю остается лишь признать поражение, объясняя его своей сумеречной природой: «Ты ведь только черное и белое воспринимаешь, а я весь из оттенков состою», - с тоской признается он Полине.



Соратник Ильинского по Миру Dовженко Анатолий Буковский, взяв в сценаристы опытного Николая "Миколу" Зарудного, ответил на «Секретаря парткома» запоминающимся готик-панковским эпизодом «Здесь нам жить», в котором фанатичный секретарь парторганизации колхоза Яков Чигирин (Николай Мерзликин- Второй) терроризирует тружеников села Снигуры, призывая их честно глядеть в глаза друг другу. Принципиальный и требовательный парторг угоняет трактор, чтобы переборонить небрежно засеянное зазнавшимся знатным бригадиром Мироном Ковалем (монструозный Константин Степанков) поле, сам выводит на выпас коров вместо нерадивого скотника, пытается высушить сгноенное колхозниками сено и похищает из райцентра отходника Петро Шамрая (Борислав Брондуков), чтобы вернуть его в семью. Кульминация готик-панковской боевки - открытое боестолкновение Чигирина и Коваля на заседании парткома с взаимными обвинениями в принципиально неверном понимании методов партийной работы, где оруженосцами героев выступают влюбленные в Парторга зоотехник Катерина Богорад (жена режиссера Нина Антонова) и сестра Коваля, студентка третьего курса сельскохозяйственного техникума Яринка (Ирина Мицик).




Битва магов: колхозные комсорги.

Может показаться, что колхозный парторг - последний рубеж обороны готик-панковских каинитов, но мирдовженковец Виктор Богатырев, верный своей теме "погружения во Тьму" как первой стадии Магического Восхождения, вводит в игру еще двух персонажей с самых нижних уровней колхозной партийно-хозяйственной иерархии - колхозного комсорга и председателя народного контроля.

Секретарь первичной комсомольской организации (комсорг) колхоза - один из самых неприметных персонажей Мира тьмы. Его единственный прокачиваемый скилл - культурно-массовая работа, которой он отдается без остатка, как птичница из деревни Поддубки, комсорг Люба Ермолаева (Елена Рокотова в фильме Герберта Раппапорта «Поддубенские частушки» - экранной версии спектакля драматической студии Ленинградского Дворца культуры им. Кирова по одноименному рассказу Сергея Антонова в постановке Оскара Ремеза и Льва Шостака), безудержно генерирующая "озорные частушки", которые создателям фильма часто приходится обрывать на полуслове, оставляя зрителя в недоумении («Тракторист стоял и клялся, Что влюбился от души, А на деле оказался Насто...»). Озорства в Любиных частушках не больше, чем в первом концерте для оркестра Родиона Щедрина «Озорные частушки», рециклированном плодовитым композитором в одноименный балет (в 1970 году перенесенный на экран режиссерами Владимиром Граве и Виктором Смирновым) и оперу «Не только любовь», в либретто которой были использованы колхозные рассказы Сергея Антонова (под все тем же названием «Озорные частушки» в 1973 году ее экранизировали на «Мосфильме» дипломники ВГИКа Вера и Александр Токаревы).



Безумные попытки комсорга Ермолаевой бороться при помощи частушек с «заадминистрировавшимся» Председателем колхоза Василием Степановичем, решившим в приступе панковского самодурства разобрать построенную колхозными косомольцами птицеферму («Председатель Боровой Все качает головой») прерывает только внезапное появление высокого начальства - Инструктора райкома и, по совместительству, дочери председателя Настасьи Боровой (Маргарита Суворова).



Тем неожиданнее оказывается для игроков Мира тьмы встреча с главным героем мини-сериала Николая Ильинского и Виктора Богатырева «Юркины рассветы», по праву считающегося визитной карточкой Мира Dовженко. Освобожденный секретарь комитета комсомола колхоза «Заря коммунизма» Юрий "Юркеш" Хмель (икона Мира тьмы Валерий Рыжаков) - виртуоз готик-панковской боевки, непревзойденный мастер заседаний, занимающих две трети экранного времени. Одержимый идеей организации социалистического соревнования между комсомольско-молодежными агрегатами колхоза, Юркеш на изи проходит все уровни - заседание райкома комсомола, заседание совета бригады, заседание бюро комсомольской организации, заседание правления колхоза и общее комсомольское собрание, одерживая убедительную победу над председателем колхоза Александром Сергеевичем (Иван Краско), пытавшимся загнать комсомольцев в колхозное соревнование на общих основаниях. «Председатель передового колхоза проявляет политическую близорукость», - торжествующе кастует Юркеш убийственный спелл, стирая в пыль председателя-обидчика, уведшего у него невесту Аллу, и отправляется в поле надзирать за своими холопами («Вы тут почище обмолачивайте» - покрикивает комсорг) и выгонять их на воскресник латать раздолбанные дороги в обмен на вампирское обещание вечной молодости (именно так - «Обещание» - называется песня Марка Фрадкина и Роберта Рождественского, исполняемая за кадром Аллой Абдаловой и Николаем Соловьевым: «Заря взойдёт ещё не раз. А мы на свете будем жить, И молодость не кончится у нас»).



Вышедшая на пенсию принципиальная доярка колхоза им. Ленина Прасковья Семеновна Лихолетова (Любовь Соколова в фильме мирдовженковцев Александра Муратова и Виктора Богатырева «Осенние утренники») посвящает освободившееся время преследованию жителей родного села Скворечники, пытающихся укрепить свои подсобные хозяйства украденным с колхозной фермы молоком и  гранулированными комбикормами, и вступает в противоборство  с «потускневшим», утратившим инициативу Председателем Андреем Степановичем Нечипоренко (Николай Михеев), дающим взятки барашком нужному человеку - инженеру автохозяйства, запахивающим поля с урожаем помидоров и берущим заведомо невыполнимые социалистические обязательства. Лихолетова в сложном квесте пробивается на прием к первому секретарю райкома Сергею Анисимовичу Матушкину (Юрий Платонов), настаивая на сворачивании формального соцсоревнования, и на кульминационном заседании бюро парткома добивается назначения председателем группы народного контроля.




Битва магов: секретари обкома.

На районное партийное начальство поначалу уповает и новый принципиальный секретарь парткома колхоза-миллионера «Росме» Витолд (Янис Паукштелло в фильме Яниса Стрейча и Паулса Путниньша «В заросшую канаву легко падать») в своей борьбе с погрязшим в пьянстве и кумовщине председателем Вандером (Юрис Леяскалнс), но вскоре, узнав, что чудесные достижения Вандера основаны на неформальных контактах с районными бонзами в колхозной сауне, переоборудованной в райкомовский бордель, понимает, что помощи надо добиваться на уровне обкома.



В фильме Стрейча и Путниньша Секретарь Обкома еще не виден, но его позиция Неписи, парящей над схваткой хозяйствующих субъектов, уже пошатнулась. В Готик-Панке Секретарь Обкома становится одним из полноправных игровых персонажей, а «схватка бульдогов под ковром» (как охарактеризовал Черчилль в апокрифическом афоризме принцип византийской "маскировочной" управленческой традиции) выходит на поверхность. Не случайно великий режиссер Вячеслав Бровкин, известный широкому зрителю в первую очередь по алхимическому телетрактату «Следствие ведут ЗнаТоКи», дал заключительному фильму из своего телевизионного цикла о битве обкомовских магов «Политический театр» название «Трое на красном ковре». В эпизодах с участием Секретаря Обкома метаигровой шум сведен к минимуму (рулбук «Справочник секретаря обкома» с детальным описанием абилок персонажа - вещь непредставимая в системе Мира тьмы) – это, как правило, чистые словески, требующие от геймера максимального погружения и навыков свободного отыгрыша с использованием запретных полемических приемов.




Обкомовская магия: Заклятия.

В открывающем цикл «Политический театр» эпизоде «Два взгляда из одного кабинета» по сценарию матерого пропагандиста Федора Бурлацкого вновь назначенный Первый секретарь Обкома, резонер и демагог Василий Романович Широков (запинающийся Андрей Болтнев) пытается решить проблему дефицита продовольствия («В магазинах хлеб, сахар да крупа. Мясо - с перебоями, овощи - глаза бы не смотрели!») при помощи мощных партийных заклинаний, которыми он обменивается в ночной тиши своего кабинета со Вторым секретарем обкома Иваном Петровичем Стрешневым (вальяжный Петр Вельяминов), опытным аппаратным приспособленцем, отстаивающим свое право кошмарить садоводов-огородников, тщетно надеявшихся получить справки на вывоз продукции со своих приусадебных участков за пределы области. Сходным образом устроена магическая боевка в сериале Искандера Хамраева «Грядущему веку» по одноименному роману Георгия Мокеевича Маркова: вновь назначенный Первый секретарь Обкома, прогрессивно настроенный Антон Соболев (Юозас Киселюс) бросает партийные спеллы в засидевшегося на своем посту Второго секретаря Обкома Степана Степановича Томилина (Геннадий Воропаев), ретрограда и начетчика, покрывающего бесхозяйственного, безвольного и безынициативного секретаря райкома Романа Кузьмича (Михаил Глузский).



В многопользовательском боевике Валерия Гурьянова «Апелляция», сценарий к которому написал опытный Эдуард Володарский по мотивам одноименной повести Владимира Гребенюка, Первый секретарь Обкома Дмитрий Васильевич Плотников (Вячеслав Тихонов), преодолевая инертность Второго секретаря Обкома (Михаил Кузнецов) и заручившись поддержкой многоопытного председателя колхоза Ивана Степановича Миронова (непременный Всеволод Санаев), сражается с демоническим Первым секретарем Райкома Андреем Андреевичем Пастуховым (Всеволод Шиловский) и его пугливым подручным - Вторым секретарем Райкома Леонидом Владимировичем Балабановым (Игорь Ефимов) за душу исключенного из партии решением Бюро райкома за самоуправные действия прогрессивного главного агронома совхоза «Любавинский» Бориса Сергеевича Холмового (Владимир Конкин), отданного на растерзание райкомовским вампирам безвольным директором Григорием Афанасьевичем Гуриным (Вадим Лобанов). «На Бюро обкома поговорим! Я с вами не на жизнь, а на смерть буду бороться!» - бесстрашно бросает вызов обкомовскому бонзе Пастухов, умело ведущий свою игру по окончательному развалу сельского хозяйства во вверенном ему районе (именно он заставил агронома срезать плошади под картошкой и засеять невсхожим ячменем высокоурожайное картофельное поле).



В «Троих на красном ковре» Вячеслава Бровкина по сценарию Романа Солнцева, подведшего итог своим исследованиям нравов обкомовской нежити в фильме Виктора Бутурлина «Торможение в небесах», новый молодой секретарь Обкома Андрей Андреевич Невзоров (Виктор Запорожский) пытается выступить арбитром в боестолкновении вошедших в клинч Председателя сибирского колхоза Михаила Ивановича Сошкина (Леонид Куравлев) и первого секретаря Райкома Виктора Ивановича Коновалова (непременный Владимир Самойлов). Советливый Председатель грозится сделать немыслимое -  подать иск в прокуратуру на секретаря Райкома, умело создавшего критическое положение в сельском хозяйстве: именно он отдал распоряжение распахать и защелочить целинную степь, что привело к уничтожению плодородного слоя, и заставил председателя отправить молодняк на жертвенный убой для выполнения районного плана по мясу. Секретарь Обкома полагается в разрешении спора на традиционный сет магических заклинаний из «Продовольственной программы», но вскоре убеждается, что непримиримые соперники также владеют искусством партийной полемики.

«Есть элемент демагогии», - уважительно оценивает Невзоров скиллы Сошкина, названного Коноваловым «демагогом от сохи».  Не помогает и отсылка секретаря Обкома к партийным авторитетам - тайным именам начальствующих духов-архонтов. Оказывается, что магическое искусство памятования имен - партийная эскапическая мнемоника -  утратило свою сакральную силу: теперь каждый колхозник, включив новенький телевизор в "зале" своего благоустроенного коттеджа на центральной усадьбе, может нанизывать вслед за диктором программы "Время" бесконечно длинную цепь труднопроизносимых имен миродержателей: «...у трапа самолета высокого гостя встречали товарищи Капитонов, Долгих, Катышев, Зимянин, Рябов, Слюньков, Зайков, Воротников...»



Обкомовская магия: Обряды.

И тогда секретарь обкома Невзоров прибегает к высшей канитской магии: при помощи секретных заклятий во «Второй встрече на красном ковре» он превращает секретаря райкома Коновалова в руководителя районного агропромышленного объединения (РАПО). Формирование РАПО - единого органа управления агропромышленным комплексом - один из мощнейших обрядов «Продовольственной программы», призванный при помощи агропромышленной кооперации и интеграции преодолеть заклятие Неполноты и вернуться к первоначальной целостности.  Магическое Восхождение в Плерому божественной жизни возможно лишь через самособирание и воссоздание изначального единства: каинитский апокатастасис есть одновременно восстановление всего сущего и уход в за-бытие - Конец Мира тьмы и Начало Царства света.

Могущественный секретарь обкома Кондрат Петрович (Юрий Волков в «Хронике одного лета» Марка Орлова по сценарию Виктора Богатырева) увлеченно экспериментирует с реорганизацией сельского хозяйства в одном из курируемых районов: он обращает бывшего секретаря райкома Владимира Ивановича Колесникова (Владимир Андреев) в председателя райисполкома, а назначенному на его место Павлу Степановичу (Сергей Яковлев) поручает «преодолеть психологический барьер»,  разделяющий председателей колхозов и руководство Сельхозтехники и Райпотребсоюза при переходе к агропромышленной интеграции. «Сейчас судьба всех нас свела в агропромышленное объединение», - блеет Павел Степанович, любуясь председателем Совета РАПО Ниной Васильевной (триумфальное возвращение Натальи Фатеевой в  Готик-Панк через 20 с лишним лет после «Нашего общего друга», символизирующее возврат к утраченному единению).



Идеи агропромышленной интеграции и межхозяйственной кооперации овладели безумным секретарем райкома Михаилом Георгиевичем (Аристарх Ливанов в захватывающем готик-панке Михаила Израилева «И придет день...» по сценарию Всеволода Егорова) еще до принятия «Продовольственной программы», поэтому для достижения магического результата - создания Совета колхозов - ему приходится непрерывно - на протяжении трех четвертей экранного времени - кастовать старые проверенные спеллы из гримуаров Влада Ленина. «К сожалению не все понимают, что назревшие вопросы следует решать творчески, как учит нас Владимир Ильич. Вот смотрите, -  ухватив за пуговицу зашедшего в тускло освещенный кабинет молодого председателя отстающего колхоза Кирилла Мефодьевича Руснака (Богдан Ступка), заходится секретарь, нервно листая затрепанную синюю инкунабулу, - Найти практически осуществимые, удобные, подходящие для нас формы перехода от частичных раздробленных кооперативов к единому народному кооперативу».



«Прежде чем колхозы войдут в коммунизм, они должны пройти еще более высокую ступень своего развития, - кликушествует секретарь, повиснув на случайно встреченном в райкомовском коридоре председателе-панке передового колхоза Лукреции Ивановиче Куркулеве (Николай Тимофеев),  - Мы должны поднять уровень обобществления средств производства и экономики в целом, а этого можно добиться путем той же ленинской кооперации хозяйства, но уже на основе более крупной, масштабной концентрации». «Вы знаете, концентрация и специализация сельскохозяйственного производства требует на сегодняшний день от ученых, занятых выведением высокоурожайных сортов, разработкой новых машин и промышленных технологий, чтобы они взяли на себя, как бы это сказать, внедрение в производство своих достижений, - беснуется секретарь, вцепившись в белый халат директора сельскохозяйственного НИИ Александра Анатольевича (Владимир Гинзбург), - Внедрение в производство научных разработок - это, я бы сказал, самое слабое место всей системы кооперации и интеграции, и мы не можем двигаться вперед, сверкая этой ахилессовой пятой. Пришло время соединить науку с производством. Понимаете, ведь речь идет о синтезе, о создании единого формирования, научно-производственного объединения, где бы ученые работали вместе рука об руку с людьми, которые пашут землю».

«Райком партии поддерживает мнение, что наиболее подходящей действенной и демократической формой руководства процессом межхозяйственной интеграции и агропромышленной кооперации может стать совет колхозов, разумеется наделенный соответствующими полномочиями, - восторженно кричит секретарь на заседании Бюро обкома, - На заре коллективизации Владимир Ильич Ленин указывал, что бедняк не авторитет для масс, за ним не пойдут, а вот если середняк тронется в кооперативы, тогда и наступит великий перелом».



Мегаломанскими планами «агропромышленной интеграции по вертикали» одержим и Секретарь райкома Иван Пантелеевич Жосу (Вячеслав Шалевич в фильме Николая Гибу «Корень жизни» по сценарию Анатолия Горло). Он бросает работу в райкоме и переходит на пост председателя Совета колхозов, затягивая в орбиту своего безумия успешного столичного ученого Андрея Степановича Барбу (Владимир Ивашов в роли сына зоотехника Штепана Барбу из «Офицера запаса» - первой части колхозной тетралогии великого мастера Мира тьмы Николая Гибу) и председателя-панка колхоза «Маяк» Александру Тихоновну Тинкэ (непременная Клара Лучко). Чтобы заставить черствую карьеристку Тинкэ перейти на должность председателя промышленного межколхозного сада «Память Ильичу», секретарь прибегает к проверенному заклятию из оперативной магии: «За слабый контроль хозяйственной деятельности решением Бюро райкома товарищу Тинкэ выносится взыскание - строгий выговор без занесения в учетную карточку». Последним препятствием на пути каинитов-заговорщиков, решивших раскорчевать старые плодоносящие сады и заложить на их месте новый агропромышленный гигант («фруктовый Донбасс») без возможности уборки, хранения и переработки продукции, становится старый председатель колхоза «Бируинца»; Лукьян Васильевич Батыр (Михаил "Михай" Волонтир), в отчаянной попытке предотвратить рейдерский захват подкладывающий под лиричного Барбу, тяжело переживающего разлад с красавицей-женой Сабиной (Светлана Светличная), свою дочь - юную прелестницу Настю (Наталья Рычагова). Но антирейдерский "капкан" не срабатывает, и ячейка каинитов продолжает свою борьбу. «Главное сейчас - разъяснить людям, что другого выхода у нас нет. Да и у них тоже!», - угрожающе глядя с экрана, предъявляет свой ультиматум Жосу.



К антирейдерской "отравленной пилюле" прибегает и старый председатель колхоза «Заря» Алексей Степанович Кунцевич (Николай Пастухов в фильме Сергея Сычева «Личный интерес» по мотивам повести Валентина Блакита «Чти имя свое») в попытке предотвратить враждебное поглощение своего хозяйства молодым председателем соседнего колхоза «Гигант», пробивным и напористым Александром Владимировичем Сурмилой (Николай Еременко-младший предельно убедителен в чрезвычайно востребованном и достаточно редком образе хищного "упакованного" агросексуала). Кунцевич селит свою дочь - вернувшуюся из города и вскружившую голову Сурмиле молодую РСП Лену (Елена Цыплакова) - в старом доме на спорной меже, разделяющей угодья двух хозяйств. Придется ли угодившему в капкан "черному рыцарю" Сурмиле отказаться от амбициозных планов создания гигантской «агрофирмы», тем более, что председатель РАПО Илья Викторович Лозовик (Валерий Филатов) не спешит занять его сторону, "вентилируя" вопрос объединения колхозов на низовом уровне инструктора райкома?



Руководство Белгородского промышленного объединения «Энергомаш» предлагает другому молодому агросексуалу - бывшему директору совхоза Игорю Михайловичу Шитикову (Алексей Арефьев в фильме Валериана Пидпалого «И завтра жить» по сценарию Евгения Оноприенко) - осуществить рейдерский захват отстающего колхоза «Белогорский» и реорганизовать его в заводской агропромышленный цех для снабжения заводчан сельскохозяйственной продукцией. Приехав в родную деревню Князевку с молодой красавицей-женой Ириной (Александра Яковлева-Аасмяэ), Шитиков вступает в борьбу с противящимся поглощению панковским председателем колхоза - известной своим солдафонством Верой Сергеевной Мартыновой по кличке "Барыня" (Лидия Федосеева-Шукшина). Скользкий секретарь райкома Антон Петрович Карпинский (Юрий Муравицкий) не спешит занять одну из сторон в столкновении, но когда старый друг Барыни, бывший редактор районной газеты Александр Дмитриевич (Владимир Сошальский) предлагает ей обратиться за помощью «на самый верх» - к Маскировщикам из столичной партийной Неписи, Мартынова неожиданно понимает каинитскую правду и горячо восклицает: «Я не пойду к этим людям, которые так высоко затаились!»



Такую же каинитскую искру высекают реорганизационные обряды в созании секретаря райкома Петра Савельевича Харькевича (Леонид Неведомский в фильме Бориса Горошко «С юбилеем подождем» по сценарию Евгения Будинаса и Анатолия Кудрявцева). Настаивая на переходе Виктора Никитича Ткачука из председателей колхоза в председатели РАПО, Харькевич причитает: «РАПО или еще как, на сельхозуправлении только вывески меняли, а суть оставалась прежней», и внезапно со всей силы бьет себя по темечку с истошным криком: «Вот здесь нам нужна реорганизация, вот здесь!»


В семнадцатом выпуске Краткого путеводителя по Миру колхозной тьмы:   Заговор Каинитов: Войди в каждый дом  –  Две Магических Атаки  -  Конец Мира тьмы  -  Ne jamais croire qu'un espace lisse suffit à nous sauver.


Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments