barahlo

Twilight in the Underworld: с «Ночи Председателя» до «Юркиных рассветов» - 10.




Предыдущий выпуск здесь

Хроники тьмы: Кулацкая Готика

В фантазийном сеттинге т.н. «коллективизации», взятом за основу в Кулацкой линейке "Хроник тьмы", место Куркуля-мироеда, монструозного проводника репрессивной агрополитики царизма, питающегося Витэ пухнущих от голода крестьян-ликанов (пока гродненский вампир-либертен пан Иван из «Полесской легенды» Петра Василевского и Николая Фигуровского увлеченно насилует крепостных скотниц, его батрак-оборотень Михась без соли доедает последнюю лису, пойманную им во владениях своего хозяина), занимает Кровавый Кулак - амфотерный субъект, сочетающий признаки вампира (вождь ковена Красной нежити Влад Ленин, умело переводя стрелки на представителей соперничающего клана, в программной заметке 1918 года «Товарищи-рабочие! Идем в последний, решительный бой» открыто называл кулаков «кровопийцами, вампирами, пауками и пиявками, пьющими кровь трудящихся») и оборотня (не случайно полесский волкодлак зовется «вовкулаком»), скрывающего свое подлинное лицо, исподтишка вредящего нарождающейся власти Советов.

Collapse )
barahlo

Twilight in the Underworld: с «Ночи Председателя» до «Юркиных рассветов» - 9.



Предыдущий выпуск здесь


Кровавая Готика: Хроники тьмы

Мрачная, гнетущая готическая атмосфера достигает своего апогея в исторических "Хрониках тьмы", на две линейки которых - Куркульскую Готику, повествующую о восстаниях ликанов против царизма, и Кулацкую Готику, рассказывающую о "раскулачивании" и "коллективизации", приходится более одной пятой от общего количества игровых эпизодов Мира колхозной тьмы. Черная готика в "Хрониках тьмы" становится багровой, пламенеющей от льющейся непрерывным потоком крови, о чем свидетельствуют уже названия фильмов: «Кровавый рассвет», «Священная кровь», «Кровь людская – не водица», «Илзе: Кровью сердца», «Кровь и пот», «Кровавое поле», «Красная метель», «Красный чернозем», «Красная юрта», «Багряные берега».




Геймплей "Хроник тьмы".

Отличительной особенностью "Хроник тьмы" является динамичная адреналиновая боевая система. В исторических эпизодах Мира колхозной тьмы найдется вариативная и зрелищная боевка для самых требовательных любителей хардкорных ролевых экшенов - кроме классических шутеров и бит'ем'апов есть здесь и казацкий слэшер, и кулацкий сплэттер, и чекистский гор.
Collapse )
barahlo

Twilight in the Underworld: с «Ночи Председателя» до «Юркиных рассветов» - 8.



Предыдущий выпуск здесь


Колхозная Готика.

Картины Колхозной Готики - мрачные, сумеречные, полные неясных теней, всегда черно-белые, или, в крайнем случае, «выдержанные в рембрандтовских тонах», как аттестовал Ян Фрид свой фильм «Чужая беда», поставленный на «Ленфильме» по сценарию Григория Бакланова. Колхозная деревня в них предстает средоточием абсолютной тьмы, имманентным злом, не оставляющим никакой надежды.

Готичный председатель.



Готичный колхозный Председатель всегда безумен, всегда несчастен, всегда ощущает себя жертвой непреодолимого рока, затягивающего его в водоворот запретных страстей. Председатель колхоза в Лесных Озерах Федор Денисов из «Чужой беды», повздорив с новым парторгом Морозовым, бросает вверенное ему хозяйство и жену Пелагею и уходит к порочной любовнице Александре (ослепительная Дзидра Ритенберга).Collapse )
barahlo

Twilight in the Underworld: с «Ночи Председателя» до «Юркиных рассветов» - 7.




Предыдущий выпуск здесь


Обливион: Спектры Мира тьмы.

Сельская глубинка, притягивающая призраков Мира тьмы - это Земли забвения, глубинный слой колхозного мира, где все подернуто ветхостью и разложением, превосходящим результаты самых дерзких усилий партийно-хозяйственных вампиров-Маскировщиков. Земли забвения населены Спектрами - колхозными привидениями, завершившими земные дела, оставленными и забытыми своими родственниками, доживающими последние дни в заброшенных деревнях (домовые), лесах (лешие) и лугах (феи). Только полусгнившие корни удерживают их от окончательного погружения в колодец Забвения.

Collapse )
barahlo

Twilight in the Underworld: с «Ночи Председателя» до «Юркиных рассветов» - 6.



Предыдущий выпуск здесь

Geist aus der Unterwelt: Возвращение Отходника.

Гайстов - отходников, успешно сбежавших в свое время из колхозного рабства и осевших в городах, - неудержимо манит в родные края Вечный зов Родины-матери, требующей возврата неоплаченного сыновьего долга. Этот неотпускающий, вечно звучащий в головах Гайстов страшный зов не позволяет им окончательно перекинуться в привилегированные тела "горожан" и, в конечном итоге, затягивает их в утробу Матери-сырой-земли.
Collapse )
barahlo

Twilight in the Underworld: с «Ночи Председателя» до «Юркиных рассветов» - 5.



Предыдущий выпуск здесь

Призраки из Преисподней: Возвращение.

Возвращение живых мертвецов - фундаментальный фантазм массовой культуры и один из основных ходов в сюжетостроении "призрачной" линейки Мира колхозной тьмы. Перекинувшаяся нежить снова и снова возвращается в родные колхозы из лиминальных пространств Символической смерти - с Войны, из Советской Армии, из Тюрьмы, из недоступного и загадочного Города или из совсем уж непредставимой Заграницы, - в надежде привести в порядок свои символические счета и умереть второй - реальной смертью в Мире колхозной тьмы, где мертвые хоронят своих мертвецов.

Возвращение с Войны: Видергенгеры и Ревенанты.

Большинство возвратившихся "неумерших" (или точнее, "немертвых" - undead) призраков во вселенной колхозной тьмы приходит с Войны. Советская танатография не предполагает смерти на войне, заменяя ее особой формой символического бессмертия, известной как «бессмертный подвиг». Об этом свидетельствуют названия таких популярных вов-экспло как «Смерти нет, ребята!» (режиссёр Булат Мансуров и сценарист Сейитнияз Атаев прямо отсылают зрителя к разбору Лаканом Формулы желания в семинарах 1957-58 годов: «Ведь смерть — она не существует, есть только мертвые, вот и все. И когда они мертвы, никто из живых на них больше не обращает внимания»), «Живые и мертвые» (т.е. неживые и немертвые), «Вызываю огонь на себя», «Батальоны просят огня».
Collapse )
barahlo

Twilight in the Underworld: с «Ночи Председателя» до «Юркиных рассветов» - 4.



Предыдущий выпуск здесь


Дампиры : Охотники на Браконьеров.



Партийные рептилоиды, посчитавшие гиперэмоциональных, неуправляемых и неконтролируемых старых егерей-Хантеров ненадежными охотниками на браконьеров, решили сделать ставку на юных колхозников с промытыми пионерией мозгами, злых ангелов без этоса, для которых "охота - это просто такая работа". Такими новыми охотниками стали дампиры (dhampires) - дети-полукровки вампиров и ликанов, обладающие беспощадной вампирской ненавистью к оборотням и абсолютным "нюхом" на них - способностью выслеживать и уничтожать тщательно скрывающихся крестьян-вервольфов. В силу ограниченной жизнеспособности результатов такого скрещивания дампиры - "маленькие егери" (именно под таким названием - Die kleinen Jäger - вышел в прокат дружественной ГДР один из первых фильмов дампирской линейки «Твои друзья», поставленный в 1960 году на студии «Казахфильм» режиссером Виталием Войтецким) во вселенной колхозной тьмы редко доживают до пубертатного возраста, в основном это дети 8-12 лет, а то и младше. Не случайно самый знаменитый из фольклорных волков-оборотней, Волх Всеславьевич «ушел из дому "десяти годов" от роду, собрал дружину "двенадцати годов" и обучал ее военным и охотничьим "премудростям"».
Collapse )
barahlo

Twilight in the Underworld: с «Ночи Председателя» до «Юркиных рассветов» - 3.



Предыдущий выпуск здесь

Masquerade and Sabbat

По Пырьеву, невидимые рептилоиды удерживают власть над Миром тьмы при помощи своих ставленников - гибридных вампиров, занимающих ответственные посты партийных секретарей. При этом полноценными игровыми персонажами Мира тьмы являются представители лишь трех нижних степеней ("основания") вампирской партийной пирамиды, т.н. "голубого масонства" (название, несомненно отсылающее к голубой рептилоидной крови). Это колохозный парторг (секретарь первичной парторганизации, ученик), секретарь райкома (подмастерье) и секретарь обкома (мастер), причем эпизодические (за редчайшими исключениями) экранные появления последнего призваны подчеркнуть его промежуточный статус и связь с партийными небожителями высших степеней - рептилоидной Неписью (NPC), т.е. неигровыми персонажами, управляемыми невидимыми верховными правителями-годмодерами. Так, в «Последнем эшелоне» секретарь обкома Каштанов в буквальном смысле спускается с неба (на самолете) на митинг целинных переселенцев, чтобы сказать полторы ничего не значащих фразы («Наша политика состоит сейчас в том, чтобы навечно заселить целину. Навечно.») и столь же стремительно исчезнуть.



Глубокая законспирированность аппаратной деятельности высшей партийной номенклатуры - Камарильи и ее боевого крыла - Дилеров Смерти, известных как Чекисты или Тьмаки, рассказы о кровавых подвигах которых полностью отнесены в прошлое - в "кулацкие" эпизоды исторической линейки "Хроники тьмы", дополняемая на визуальном плане картинами неустроенности, запустения и бездорожья, которые Юз Алешковский, автор сценария дампирского сериала «Вот моя деревня» (еще одна отсылка к творчеству крестьянского поэта Ивана Сурикова) определил как «глобальную Маскировку наружного пространства СССР» , создает  уникальную мистическую игровую атмосферу  Мира тьмы.



Collapse )
barahlo

Twilight in the Underworld: с «Ночи Председателя» до «Юркиных рассветов» - 2.



Предыдущий выпуск здесь

Новый дом для порождений Тьмы.



Именно так – «Новый дом» - называется первый послевоенный "колхозный" фильм, поставленный режиссером Владимиром Корш-Саблиным по сценарию одного из грандов Мира тьмы Евгения Помещикова и вышедший на экраны 10 сентября 1947 года, когда был пройден пик очередного массового голода - главного, наряду с холодом, страхом и бессонницей, приема ускоренной лысенковской яровизации нового советского крестьянства. Герой «Нового дома», панк-председатель белорусского колхоза «Вперед» Кузьма Вишняк, демонстрируя партийному начальству один из взошедших экземпляров нового колхозника, радостно докладывает: «Вот у нас Аграфена Карповна – она с утра на ферме дояркой, потом в бригаде поварихой, потом опять коров доить, а ночью дома по хозяйству управиться. А когда ж она спит? Да вот не спит она совсем, простая крестьянская женщина Аграфена Карповна!». Аграфена Карповна, которой – как и всему сельскому податному люду – одновременно отменили продовольственный паек, прекратили оплату трудодней зерном, повысили сельскохозяйственный налог и норму выработки, лишив возможности кормиться за счет подсобного хозяйства, да еще и принудительно подписали на облигации госзайма, только радостно кивает, не раскрывая рта, забитого лебедой и глиняным хлебом, выпеченным из трех колосков, тайно собранных ночью на колхозном поле.

«Мы вмешиваемся в формирование тела организма, регулируя температуру, влажность, подачу воздуха и даже питание зародыша, - растолковывает методологию репрессивной яровизации для выведения нового колхозника профессор Павел Степанович Лавров в биопанк-блокбастере Фридриха Эрмлера «Великая сила», вышедшем на экраны через три года после «Нового дома», и, сладострастно конвульсируя, добавляет: - Но мы не оставим его в покое и после того, как он родился на свет! Мы создадим ему такие условия, которые заставят его уклониться в своем развитии в нужную нам сторону».
Collapse )
barahlo

Twilight in the Underworld: с «Ночи Председателя» до «Юркиных рассветов» - 1.

v0100.jpg

3 ‘Golod i kholod’ en russe.
 La part maudite.

Председатель у нас был… Лоэнгрин его звали, строгий такой…
Придет к себе в правление, ляжет на пол… Тут уже к нему не подступись — молчит и молчит.
 А если скажешь ему слово поперек — отвернется он в угол и заплачет…
Стоит и плачет, пысает на пол, как маленький…
65-й километр — Павлово-Посад.

Ne jamais croire qu'un espace lisse suffit à nous sauver.
1440 - Le lis se et le strié.

За окном глубокая ночь, но Георгий Торели, недавно назначенный Секретарем районного комитета коммунистической партии в сельской глубинке, не спит. Секретари райкомов никогда не спят по ночам. В тусклом свете пары ритуальных свечей мертвецки бледный Торели беспокойно меряет шагами еще не обжитый кабинет, время от времени гортанно кастует спеллы из потертого гримуара ЦК КПСС «Основные направления развития народного хозяйства СССР на 1976-1980 годы» и то и дело бросает взгляд на единственное украшение партийной кельи – портрет вождя ковена Красной нежити, вечно неживого и немертвого Влада Ленина, спящего в ожидании своего часа где-то далеко на Севере, в городе со странным названием Mosque, в хрустальном саркофаге кроваво-красного зиккурата.

У готичного Торели, героя фильма «Твой сын, Земля: Повесть о секретаре райкома», поставленного в 1980 году  бессменным директором студии «Грузия-фильм» Резо Чхеидзе с Темуром Чхеидзе в заглавной роли, пухнет голова от проблем: сельское хозяйство вверенного ему района в запущенном состоянии, зарвавшийся Председатель местного колхоза ведет себя по-панковски дерзко, открыто занимаясь очковтирательством и фальсификацией показателей, а смотрящие исподлобья волками колхозники норовят при первой возможности бежать из "неперспективных" пустеющих деревень.

…Секретарь райкома Торели не был одинок в своих заботах: сотни его собратьев по Красному ковену на протяжении десятков лет вели в тиши ночных кабинетов на кино- и телеэкранах изнурительную Битву за урожай с ощетинившимся и оскалившимся крестьянским людом, не верившим в неизбывность навязанного свыше ярма зерновой агрокультуры и тайно тосковавшим по давно прошедшим счастливым временам вольной охоты и собирательства.


v0100.jpg

Истории о красных вампирах - сумрачных колхозных парторгах и ведущих странную ночную жизнь районных партсекретарях, о поддавшихся их готичным чарам восторженных юных селянках, о своевольных колхозных председателях-панках и их странных двойниках-подменышах, о затаившихся и скрывающих свое подлинное лицо подневольных колхозниках-оборотнях, о дампирах - сбившихся в стаи ("патрули")  детях-мутантах, наводящих ужас на браконьеров-вервольфов, о неупокоенных душах – ревенантах и видергенгерах, возвращающихся в вымирающие родные деревни, к началу 80-х годов обрушивались на зрителя непрерывным мощным потоком (по 40 с лишним эпизодов в год - столько же, сколько было снято их всего за первое послевоенное десятилетие малокартинья), сливаясь в бесконечное повествование о Мире колхозной тьмы.
Collapse )