barahlo

Моя 10-ка лучших мэшапов - 1.



За продолжающимися разговорами  о кризисе Голливуда, пытающегося залатать смысловые пустоты, образовавшиеся из-за исчерпанности наработанных схем, при помощи всевозможных ремейков, сиквелов, приквелов, ребутов, спин-оффов, кроссоверов, а теперь и мэшапов – пюреобразной смеси из разных жанров, отдельных произведений и их героев, дающей на выходе новый гибридный нарратив, - теряется главное. Кризис не только в кинопроизводстве: простодушная убежденность потребителей голливудской жвачки в том, что история мэшапа началась с выхода в 2009 году книжки «Гордость и предубеждение и зомби» и последующей ее экранизации - один из симптомов повсеместно насаждаемого постинтеллектуального обскурантизма. В действительности, жанру мэшапа уже больше 50 лет, а золотой век его пришелся на начало 70-х годов прошлого века. Вот почему я решила составить свою 10-ку лучших мэшапов.
Collapse )
barahlo

Моя маленькая боевиана -6. Тайфуны с нежными именами.


Вероятно, вы заметили:
стоит вам и вашему спутнику раскрыть зонтики,
и прогулка испорчена.

Эмиль Боев


La femme n’existe pas

Jacques Lacan

Во второй половине 70-х годов конвейер боевианы работал на полных оборотах: Богомил Райнов выпускал по одной новой книге в год, Анатолий Собкович делал русский перевод прямо с гранок, а Милен Гетов немедленно запускался с очередной экранизацией. Похождения Боева разворачивались уже не в воображаемом прошлом времен полузабытой парижской командировки Райнова, а в реальном времени, маркеры которого писатель с удовольствием расставлял в тексте. «Вышедшая на эстраду дама, вполне очевидно, прибыла сюда не из Парижа, а из какого‑нибудь вертепа превращенного в развалины Бейрута», - между делом роняет Боев в повести «Тайфуны с нежными именами», опубликованной издательством «Народна младеж» в 1977 году, и читатель сразу понимает: действие происходит прямо в момент выхода книги, сразу по окончании первого периода Гражданской войны в Ливане. Уже в 1979 году к болгарским зрителям пришла трехсерийная телеверсия повести (премьера - 23 июля), а к советским читателям – ее перевод, опубликованный сразу в двух изданиях – третьей книжке «Подвига» и не менее дефицитной «прогрессовской» серии «Современный зарубежный детектив». А точно посредине между этими двумя датами, в те дни, когда съемочная группа Болгарского телевидения отправилась на вожделенную «заграничную натуру» в Швейцарию, в прямом эфире встретились спай-фай боевианы и болгарский гебешный нон-фикшн: Collapse )
barahlo

Моя маленькая боевиана - 5. Умирать – только в крайнем случае.



Для того, чтобы убедиться в том, что стриптиз –
гадость, нужно, как минимум, увидеть его.

Виталий Витальев, «Вечер в Сохо»,
журнал «Крокодил», 1990.


– Разведка? – спрашиваю я наивно. – Вы думаете,
что органы разведки будут тратить время
 на какую‑то торговлю наркотиками?

Эмиль Боев

  «Сохо - один из кварталов в центре Лондона, - с напускным безразличием оглядывается по сторонам Эмиль Боев, наконец-то вырвавшийся из цепких объятий Родины для выполнения очередного задания: ему предстоит сорвать планируемую ЦРУ (с использованием простодушной английской мафии в качестве «наживки») провокацию против Народной Республики Болгарии, - Одна банальная улочка в центре Сохо и один банальный тип, оказавшийся в центре нашего внимания».
Collapse )
barahlo

Моя маленькая боевиана - 4. Элегия мертвых лет



Это было время именно той большой скуки,
когда жизнь и смерть выглядели абсолютно одинаково,
а мастеров спорта давали за пьянство,
где еще возможен был какой-то рекорд.

Георгий Осипов, «Дядя Стоян»


Также мантры и заклинания;
Обиа и Ванга;
действие жезла и действие меча;
их он познает и обучать будет.

AL I.37

Эмиль Боев возвращается в Софию - «туда, где кофе пахнет хозяйственным мылом», где в казенной холостяцкой квартире стоит запах «подопревших, выветрившихся сигарет», где «дождевые струи хлещут косо, сплошь заштриховывая серое небо, а с Витоши веет холодом». Эта встреча с Родиной обещает затянуться, ведь для наследившего за границей агента «уже пять стран на карте Западной Европы зачеркнуты», как с тоской замечает Борислав - сайдкик Боева, «засветившийся» при попытке «вытащить» коллегу. Начальство перебрасывает двух шпионов-неудачников в контрразведку, где им предстоит с помощью суперсовременных подсматривающих и подслушивающих устройств вести негласное тотальное наблюдение за соотечественниками. Теперь Боев, по его собственным словам, уже «не тот, за кем следят, а тот, кто следит», и это ему, похоже, быстро надоедает...
Collapse )
barahlo

Моя маленькая боевиана - 3. Большая скука


They're selling hippie wigs in Woolworth's, man.
The greatest decade in the history of mankind is over.
And we have failed to paint it black.

Danny the Dealer


The bitch is dead now.

James Bond

«От вас исходят опасные токи, Уильям», - кокетничает полковник Эмиль Боев с американским разведчиком Уильямом Сеймуром. Боев, приехавший на конгресс в Копенгаген под видом болгарского социолога Михаила «Майклa» Коева, чтобы в очередной раз выйти на след эмигрантского центра, замышляющего недоброе против бывшей Родины, не может отвести глаз от своего коллеги и противника: «Лицо у него красивое, резкие черты делают его мужественным. Красота холодная и хмурая: серые, устало прищуренные глаза, тонкие насмешливые губы, каштановые волосы, падающие на изборожденный морщинами лоб; прямая линия его римского носа как бы подчеркивает некую непреклонность его характера».Collapse )
barahlo

Моя маленькая боевиана - 2. Что может быть лучше плохой погоды.

Christopher Robin!
Will you kindly shake your umbrella
 and say ‘tut tut it looks like rain!’?

Winnie-the-Pooh

This is the dawning of the age of Aquarius
 Age of Aquarius
Aquarius!
Aquarius!

Gerome Ragni

В мире Эмиля Боева всегда идет дождь, и рассказчик никогда не упускает случая упомянуть об этом в красочных деталях, наигранно извиняясь за излишние подробности: «Если бы я сказал, что идет дождь, можно было бы с полным пpавом упpекнуть меня в том, что я слишком повтоpяюсь. Но в этот вечеp он льет как из ведpа».  И дело, конечно же, не в «описаниях ненастья», придающих «антуража» повествованию, как простодушно решили
Collapse )
barahlo

Моя маленькая боевиана – 1. Господин Никто.



Непритязательные истории писателя Богомила Райнова о похождениях болгарского секретного агента Эмиля Боева в мире капитала, призванные отвлечь читателей популярных приключенческих альманахов «Подвиг» и «Искатель» от казавшегося бесконечным безвременья 70-х годов прошлого века, были изначально обречены на забвение. И все же что-то заставляло этих первых читателей – лысеющих брежневианских криптохолостяков, свидетелей йоги, мумие, прополиса, НЛО, восточных гороскопов и чайного гриба, - любовно собирать многократно прочитанные выпуски боевианы в объемистые конволюты с «владельческими» переплетами и украшать многослойный, как письма сподвижников Пахомия, ледерин твердых обложек простодушным самодельным тиснением.

Какую мудрость укрывали эти фолианты, какое тайное знание хотели сохранить и передать в – невозможное, казалось бы – будущее владельцы этих частных библиотечных собраний, нашедших последний приют на тесных антресолях хрущевок и заколоченных фанерой верандах почерневших от дождей щитовых домиков в садово-огородных фавелах? Может ли вообще быть передан этот странный опыт медленного - длиною в жизнь поколения носителей катакомбной субкультуры – вчитывания в жизнь Эмиля Боева, элегантного и меланхоличного героя своего времени, обособленного человека, денди, фланера, пневматика, практика Темной волны, призвавшего своих последователей на путь самотрансформации?

Для начала - два эпиграфа:Collapse )
barahlo

Моя 10-ка лучших сюрреалистических фильмов- 3.



7.         А вы любили когда-нибудь?



Рене Клер в своей программной статье «Сюрреализм и кино» поставил под сомнение возможность использования автоматического письма - основополагающего принципа сюрреализма - в кинематографе. «Чтобы перевести чистый сюрреалистический концепт в кинообраз, его нужно опосредовать кинематографическими приемами, - писал режиссер «Антракта», - При этом велик риск того, что чистый психический автоматизм утратит большую часть своей чистоты». Картина ленфильмовца Игоря Усова «А вы любили когда-нибудь?», вышедшая на экраны 14 января 1974 года, развеяла опасения Клера, став, пожалуй, чистейшим образцом психического автоматизма, незамутненного контролем со стороны разума и какими бы то ни было эстетическими соображениями. Collapse )
barahlo

Моя 10-ка лучших сюрреалистических фильмов – 2.



5.      Смеханические приключения Тарапуньки и Штепселя.

В 1967 году легенды украинского лоуброу-арта селюк Тарапунька (Юрий “Георгий” Тимошенко, отказавшийся от сценической маски деревенского Милицианера еще в 1949 году, но сохранивший выправку отставного военного) и цадик-талмудист Штепсель (к Ефиму Березину близко знавшие его почтительно обращались «рэбе»), оставшиеся без сценаристов после расставания Бахнова с Костюковским, наконец-то нашли себе новых авторов. Жан Бодрийяр еще дописывал свою дебютную книжку «Система вещей», а в «Смеханическом концерте с гарантией на два действия» - первом совместном проекте королей поп-сюрреализма с «новыми узколобыми» - продолжателями традиций хасидского юмора Робертом Виккерсом и Александром Каневским – уже были обозначены все ее главные темы:Collapse )
barahlo

Моя 10-ка лучших сюрреалистических фильмов – 1.


Галлюцинации, непрерывно генерируемые обществом спектакля, захватили тотальную власть над воображением, оттеснив на безнадежную периферию повседневный сюрреализм онейрической жизни. От сюрреализма остались только «сюр» и «сюрной» - маркеры пассивной бытовой реакции на очередное бессмысленное в своей агрессивной навязчивости проявление сакрального царства мнимости. Однако сюрреальное – это не некая мнимая или мистическая реальность, это Реальное, которое лежит по ту сторону языка, и прорваться к которому – значит вернуть себе право на желание и власть над галлюцинациями. Вот почему я решила составить свою 10-ку лучших сюрреалистических фильмов.
Collapse )