Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

barahlo

Моя маленькая боевиана - 5. Умирать – только в крайнем случае.



Для того, чтобы убедиться в том, что стриптиз –
гадость, нужно, как минимум, увидеть его.

Виталий Витальев, «Вечер в Сохо»,
журнал «Крокодил», 1990.


– Разведка? – спрашиваю я наивно. – Вы думаете,
что органы разведки будут тратить время
 на какую‑то торговлю наркотиками?

Эмиль Боев

  «Сохо - один из кварталов в центре Лондона, - с напускным безразличием оглядывается по сторонам Эмиль Боев, наконец-то вырвавшийся из цепких объятий Родины для выполнения очередного задания: ему предстоит сорвать планируемую ЦРУ (с использованием простодушной английской мафии в качестве «наживки») провокацию против Народной Республики Болгарии, - Одна банальная улочка в центре Сохо и один банальный тип, оказавшийся в центре нашего внимания».
Collapse )
barahlo

Моя маленькая боевиана - 4. Элегия мертвых лет



Это было время именно той большой скуки,
когда жизнь и смерть выглядели абсолютно одинаково,
а мастеров спорта давали за пьянство,
где еще возможен был какой-то рекорд.

Георгий Осипов, «Дядя Стоян»


Также мантры и заклинания;
Обиа и Ванга;
действие жезла и действие меча;
их он познает и обучать будет.

AL I.37

Эмиль Боев возвращается в Софию - «туда, где кофе пахнет хозяйственным мылом», где в казенной холостяцкой квартире стоит запах «подопревших, выветрившихся сигарет», где «дождевые струи хлещут косо, сплошь заштриховывая серое небо, а с Витоши веет холодом». Эта встреча с Родиной обещает затянуться, ведь для наследившего за границей агента «уже пять стран на карте Западной Европы зачеркнуты», как с тоской замечает Борислав - сайдкик Боева, «засветившийся» при попытке «вытащить» коллегу. Начальство перебрасывает двух шпионов-неудачников в контрразведку, где им предстоит с помощью суперсовременных подсматривающих и подслушивающих устройств вести негласное тотальное наблюдение за соотечественниками. Теперь Боев, по его собственным словам, уже «не тот, за кем следят, а тот, кто следит», и это ему, похоже, быстро надоедает...
Collapse )
barahlo

Моя маленькая боевиана - 3. Большая скука


They're selling hippie wigs in Woolworth's, man.
The greatest decade in the history of mankind is over.
And we have failed to paint it black.

Danny the Dealer


The bitch is dead now.

James Bond

«От вас исходят опасные токи, Уильям», - кокетничает полковник Эмиль Боев с американским разведчиком Уильямом Сеймуром. Боев, приехавший на конгресс в Копенгаген под видом болгарского социолога Михаила «Майклa» Коева, чтобы в очередной раз выйти на след эмигрантского центра, замышляющего недоброе против бывшей Родины, не может отвести глаз от своего коллеги и противника: «Лицо у него красивое, резкие черты делают его мужественным. Красота холодная и хмурая: серые, устало прищуренные глаза, тонкие насмешливые губы, каштановые волосы, падающие на изборожденный морщинами лоб; прямая линия его римского носа как бы подчеркивает некую непреклонность его характера».Collapse )
barahlo

Моя маленькая боевиана - 2. Что может быть лучше плохой погоды.

Christopher Robin!
Will you kindly shake your umbrella
 and say ‘tut tut it looks like rain!’?

Winnie-the-Pooh

This is the dawning of the age of Aquarius
 Age of Aquarius
Aquarius!
Aquarius!

Gerome Ragni

В мире Эмиля Боева всегда идет дождь, и рассказчик никогда не упускает случая упомянуть об этом в красочных деталях, наигранно извиняясь за излишние подробности: «Если бы я сказал, что идет дождь, можно было бы с полным пpавом упpекнуть меня в том, что я слишком повтоpяюсь. Но в этот вечеp он льет как из ведpа».  И дело, конечно же, не в «описаниях ненастья», придающих «антуража» повествованию, как простодушно решили
Collapse )
barahlo

Моя маленькая боевиана – 1. Господин Никто.



Непритязательные истории писателя Богомила Райнова о похождениях болгарского секретного агента Эмиля Боева в мире капитала, призванные отвлечь читателей популярных приключенческих альманахов «Подвиг» и «Искатель» от казавшегося бесконечным безвременья 70-х годов прошлого века, были изначально обречены на забвение. И все же что-то заставляло этих первых читателей – лысеющих брежневианских криптохолостяков, свидетелей йоги, мумие, прополиса, НЛО, восточных гороскопов и чайного гриба, - любовно собирать многократно прочитанные выпуски боевианы в объемистые конволюты с «владельческими» переплетами и украшать многослойный, как письма сподвижников Пахомия, ледерин твердых обложек простодушным самодельным тиснением.

Какую мудрость укрывали эти фолианты, какое тайное знание хотели сохранить и передать в – невозможное, казалось бы – будущее владельцы этих частных библиотечных собраний, нашедших последний приют на тесных антресолях хрущевок и заколоченных фанерой верандах почерневших от дождей щитовых домиков в садово-огородных фавелах? Может ли вообще быть передан этот странный опыт медленного - длиною в жизнь поколения носителей катакомбной субкультуры – вчитывания в жизнь Эмиля Боева, элегантного и меланхоличного героя своего времени, обособленного человека, денди, фланера, пневматика, практика Темной волны, призвавшего своих последователей на путь самотрансформации?

Для начала - два эпиграфа:Collapse )
barahlo

Моя 10-ка лучших черных кинокомиксов - 2

51.64 КБ

4. В тринадцатом часу ночи

На Васильев вечер 1969 года деревенские девки, свесившие голые задницы в окна овина, напрасно ждали, когда гуменник погладит их своей мохнатой рукой. В это время Овинный (Анатолий Папанов) - вместе с другими представителями русской нечисти - сидел в избушке Бабы Яги (Зиновий Гердт) перед телевизором, коротая время в ожидании загадочного высокого гостя за просмотром «новогоднего ревю из Москвы» (именно так режиссер Лариса Шепитько, видный представитель советской танатографии, определила жанр своей первой цветной картины, а, точнее, одного из четырех вложенных друг в друга фильмов, составляющих метафильм «В тринадцатом часу ночи»). Collapse )
barahlo

Моя 10-ка лучших черных кинокомиксов - 1

35.04 КБ
Заокеанская культурная провинция в последнее десятилетие с удивлением открыла для себя жанр «черного» кинокомикса. Голливудские бракоделы обратились в поисках вдохновения к американским комиксам так называемой «темной эры» (пик которой пришелся на рубеж 80-х – 90-х годов прошлого века) с их мрачной атмосферой демонической мистики, сверх-насилия, перверсивной сексуальности и политизированности. «Новый» жанр подверг циничной деконструкции популярных супергероев – носителей «старомодных» ценностей, заменив их доппельгангерами-антигероями: амбивалентными садистами-невротиками и «плохими девочками» всех возможных видов, доступных воображению отпетого мизогиниста. Однако немногие потребители ремесленной продукции американского киноконвейера знают, что по-настоящему дерзкие и отважные образцы этого жанра, многие из которых не имели даже графической предосновы, были сняты на полстолетия раньше. Вот почему я решила составить свою 10-ку лучших черных кинокомиксов. Collapse )
barahlo

Die Chymische Hochzeit von Paul Paulitsch, Schurik und Sinotschka anno 1982. (III)

35.09 КБ

Части I и II

Ignis sapientum

Лавровым был, конечно же, хорошо памятен эпиграф Иоганна Валентина Андреэ к «Химической свадьбе»: «Arcana publicata vilescunt: et gratiam prophanata amittunt». Что же могло заставить загадочных адептов щёлоковской науки в Деле № 16 «Из жизни фруктов» (впервые показанном по телевидению 14 сентября 1981 года) все-таки поделиться знанием о природе Тайного огня, применяемого для обработки первоматерии? Это, очевидно, уже была не павлинья гордость, как в «Ответном ударе», но публичная демонстрация уверенности в быстром завершении Великого делания, так необходимая Щёлокову, незадолго до премьеры «Фруктов...» пропустившему сокрушительный удар от своего соперника в рамках расследования т.н. «убийства на Ждановской». Удача тогда, кажется, сама пришла Андропову в руки: случайной жертвой ментов, 26 декабря 1980 года привычно забивших в кровавое месиво задремавшего в метро пассажира с праздничным продовольственным заказом в портфеле, оказался не очередной бесправный подданный брежневской давлы, а замначальника секретариата КГБ. После двух рождественских недель, проведенных враждующими ведомствами в традиционной обстановке взаимного давления и угроз, Щёлокову пришлось признать свое поражение и даже – руками Чурбанова - понизить в звании нескольких тузов в ГУВД Мосгорисполкома.

В деле «Из жизни фруктов», несомненно, несущем отголоски этой истории, Знаменский и Томин предстают невинными жертвами запугивания и очернения со стороны всесильных работников Плодовощторга и их могущественных невидимых покровителей, но, несмотря на свой бесправный статус (их фактически отстраняют от ведения дела в рамках служебной проверки), все-таки достигают своей цели и раскрывают секрет Collapse )
barahlo

Die Chymische Hochzeit von Paul Paulitsch, Schurik und Sinotschka anno 1982. (I)

38.19 КБ

Светало. Прощаясь, они крепко обнялись все трое –
не просто друзья, но почти единое существо,
с единой кровеносной системой, единым дыханием.

О. и А. Лавровы «Шантаж»


Телевизионная премьера дела № 17 «Он где-то здесь» из цикла «Следствие ведут ЗнаТоКи» была запланирована на 25 мая 1982 года. Но собравшиеся у голубых экранов зрители, заранее отметившие кружком в программе на неделю время выхода в эфир любимой передачи, так и не увидели невероятную историю о том, как следователь Знаменский, сыщик Томин и эксперт Кибрит разоблачили злоумышленников, промышлявших под крышей госконторы, управляющей ходом Времени. Неизвестный сотрудник Гостелерадио, в последний момент снявший фильм с показа, вероятно, не только раньше других узнал о том, что прошедший накануне несостоявшейся премьеры – 24 мая - Пленум ЦК КПСС единогласно избрал председателя КГБ СССР товарища Андропова секретарём ЦК по идеологии (вакансия открылась в связи с тем, что за четыре месяца до Пленума партийный идеолог Суслов включился в любимую забаву старцев из Политбюро – гонки на лафетах), но и понимал, что возвышение шефа госбезопасности неминуемо приведет к ослаблению позиций его заклятого врага и, по совместительству, главного покровителя телевизионных «ЗнаТоКов» - министра внутренних дел Щёлокова.

Что же так насторожило бдительного телецензора в очередном и едва не ставшем последним эпизоде «ЗнаТоКов»? Что означали загадочные слова Андропова, которому телевизионное начальство привезло ролик с Делом № 17 на дачу для личного согласования: «Так резко еще рано»? Осколки какой невидимой телезрителю битвы не только исполосовали эту серию, вторую часть которой пришлось переписывать и переснимать, но и нанесли всему телевизионному циклу, не сходившему с экранов 12 лет, удар, от которого его создатели так и не оправились? Какую угрозу могли представлять похождения трех экранных персонажей планам могущественного руководителя тайной полиции? Кто они – ЗнаТоКи? Collapse )
barahlo

“Director Who” Fever: Monsters Within - 2

40.22 КБ

Начало

Фандом: фансервис


В отличие от многих своих коллег и подчиненных, надменно игравших в авторское кино, «кино без зрителя», Лапин и ФТЕ отлично понимали, что за преданность фандома надо платить. Начиная с середины 70-х годов создатели «Директора» генерируют зашкаливающее количество фансервиса на любой вкус. Есть в сериале и традиционное простенькое панцу от королевы жанра Ксении Мининой в сцене девичьей драки подушками из чик-флика «Наследники» (BS04е01) по одноименному роману Николая Трофимовича Сизова, бывшего ментовского начальника, отслужившего все Большие сезоны на посту генерального директора «Мосфильма». Любителям фапать на Collapse )